2015/2(20)

Содержание

Гуманитарные исследования

Суровова Л.Ю.

Фарсетти А.

Витчак П.

Чекалов К.А.

Шабшаевич Е.М., Малахова С.А.

Кочин Г.А.

Святославский А.В.

Прикладная культурология

Житенёв С.Ю.

Милованов К.А.

Культурное наследие России

Лопан О.В.

Малая культурологическая энциклопедия

Бакшеев Е.С.

Научная жизнь

Довгий О.Л.

Анонс

 
УДК 316.4+379.851
Житенёв С.Ю.
Основные направления развития религиозного паломничества и туризма и их роль в смягчении проблем социальной напряжённости в российском обществе
 Аннотация. С статье представлены этапы возрождения религиозного паломничества и туризма в Российской Федерации в постсоветский период, а также основные направления развития этих различных и взаимосвязанных видов деятельности. Проанализированы некоторые социокультурные механизмы освоения паломничества как древней религиозной традиции. Рассмотрена роль религиозного паломничества и туризма в смягчении проблем социальной напряжённости в российском обществе.

Ключевые слова: религиозное паломничество, туризм, социальная напряжённость, культурное наследие, святые места, религиозные традиции, наследование культуры, туристские маршруты.


Открыть PDF-файл


В тысячелетней истории русского богомолья паломническая традиция прерывалась два раза – первый раз в XIIIв., во время монгольского нашествия на Древнюю Русь, а второй – в ХХ столетии, в советский богоборческий период. Почти двадцать пять лет прошло с того времени, когда пал советский «железный занавес», отделявший Россию от остального мира, и началось возрождение религиозной культуры, в том числе массового православного паломничества. Граждане России всех национальностей и вероисповеданий получили реальную возможность посещать святые места, как в своём Отечестве, так и за рубежом. Однако такая возможность ещё не являлась автоматическим основанием для возрождения религиозного паломничества в нашей стране.

«В первой половине 90-х годов ХХ века сотни тысяч наших соотечественников смогли свободно посетить святые места за рубежом, но большинство из них не знали и не понимали, что надо делать и как себя вести у святынь. Русская Православная Церковь и другие традиционные религии в России в тот период времени оказались не готовы к организации массового паломничества, у них даже отсутствовали специальные структуры, которые должны были заняться возрождением и координацией этой деятельности. Отправление паломников или людей, считавшими себя таковыми, взяли на себя отечественные и зарубежные туристские фирмы, которые не знали, как организуются богомольные путешествия. Таким образом, массовые поездки российских граждан к святым местам в 90-е годы прошлого века носили характер преимущественно религиозного туризма» [4].

Такая ситуация объясняется тем, что массовое паломничество – как религиозная и культурная традиция в российском обществе – полностью прекратилось за семьдесят с лишним лет существования богоборческой власти. Возрождение паломничества напрямую связано с возрождением веры, а также религиозного сознания и культуры народов нашей страны. Бытуют разные точки зрения на уровень религиозности российских граждан. Однако в связи с тем, что религиозные объединения по Конституции Российской Федерации [6. c. 5] отделены от государства, официальной статистики по любым конфессиональным вопросам не существует. Таким образом, какие-либо количественные оценки и выводы, связанные с любой религиозной деятельностью в нашем государстве, носят экспертный или заказной характер.

Йохан Хёйзинга, размышляя о том, следует ли ожидать возрождения христианской веры в Западной Европе, писал: «Нет сомнения, что безмерные несчастья последних лет резко повысили во всех слоях и во всех странах потребность в религии. Многие как будто готовы и открыты к повсеместному возрождению христианского сознания. Тем не менее, мне кажется крайне важным не основывать надежду на такое оживление веры на слишком дешёвом оптимизме, который вполне удовлетворяется желаемой интерпретацией некоторых благоприятных явлений» [13. c. 306-307]. Наблюдения нидерландского культуролога и историка, сделанные им во время Второй мировой войны, вполне актуальны для нашей страны в современный переходный период.

Действительно, признавая, что 80% населения России воспитаны на основе христианской культуры, а остальные 20% имеют отношение к традициям ислама, буддизма, иудаизма и другим, даже самые большие оптимисты из экспертного сообщества согласны с тем, что в настоящее время не более 10% всех российских граждан реально религиозны. С приобретением свободы вероисповедания большая часть современного поколения людей, проживающих на постсоветском пространстве, оказалась не способна изменить свои атеистические и материалистические взгляды на мир. После существенного роста православной религиозности в 80–90-е годы ХХ века, в настоящее время происходит «стабилизация численности практикующих православных верующих на низком уровне (несмотря на широкое распространение традиционалистских идеологем)» [12]. Построить храмы и возродить святые места оказалось проще, чем восстановить в людях веру. В этой связи представляются взаимосвязанными процессы повышения уровня религиозности российских граждан и увеличения участников паломнических путешествий к отечественным и зарубежным святыням.

Рассматривая паломническую деятельность в качестве составной части культурного наследия человечества, необходимо определить социокультурные механизмы освоения этой древней религиозной традиции. В этой связи уместно обратить внимание на то, что в нашей стране возрождение паломничества в XIII – XIV вв. происходило в традиционном обществе, не утратившем своей религиозности, а в настоящее время этот процесс происходит в секулярном социуме, во многом потерявшем свои духовно-культурные основания. Именно поэтому представителям традиционных религий в России пришлось объяснять современному поколению верующих и неверующих людей смысл и содержание паломничества.

Архиепископ Егорьевский Марк говорил по этому поводу: «К сожалению, очень часто приходится встречаться с непониманием сути паломничества. Причём это бывает не только у людей светских. Причина притяжения многих светских людей к теме паломничества понятна. Мотивы этого интереса коренятся в желании извлечь материальную выгоду. Если туристский продукт можно продать в упаковке паломничества, то почему стоит этим пренебрегать? Непонимание сути паломничества можно обнаружить и среди организаторов паломничества, занимающихся этой деятельностью в ограде Церкви. <…> Конечно, можно приехать в монастырь для поклонения его святыням, а можно приехать на экскурсию. И ничего плохого в том, что человек приезжает в монастырь на экскурсию, нет. Слава Богу, что светские люди интересуются храмами, монастырями. Но нужно понимать, что паломничество и туризм просто разные понятия, разные проявления жизни. Паломничество – проявление религиозной жизни, экскурсия – проявление жизни мирской» [9].

Действительно, поводом для широкой общественной дискуссии о содержании православного паломничества стало то, что в 1990-е гг. некоторые участники отечественной туриндустрии попытались захватить и приватизировать под видом религиозного туризма паломническую деятельность. Ее массовость с каждым годом становилась всё более очевидной, особенно во внутреннем сегменте отечественного богомолья.

Основные тенденции в освоении культурного наследия за последние двадцать лет, проанализированные И.К.Кучмаевой [8], несомненно перекликаются с направлениями возрождения и развития религиозного паломничества в России. «Возрастание массовости наследования культуры происходило параллельно с относительным развитием демократических начал в данном процессе. При всех ошибках и просчётах, допущенных в этой сфере на разных этапах современного исторического развития, доминирующей оставалась закономерная тенденция к вовлечению всё большей массы людей в процесс освоения культурного наследия»[8].
Как известно, святое место живо, пока к нему приходят люди, если о нём знают и помнят. Паломничество является тем живительным средством, которое продлевает время существования святыни, содействует её сохранению.

Паломник, взаимодействуя со святыней, не только открывает её благодатное воздействие в своей душе, но и осваивает и познаёт многовековые культурные и религиозные традиции почитания святого места, тем самым способствуя его сохранению и умножению памяти о нём в современном и будущем поколениях. В последние годы возникли паломнические путешествия в регионы, где в настоящее время нет святынь, но ранее они существовали и, к сожалению, были утрачены либо в богоборческий период, либо во время войн и природных катастроф, либо из-за обычного нерадения. Эти святые места иногда отмечены поклонными крестами или часовнями, но чаще всего о них знают только местные старожилы или специалисты-краеведы.Поэтому посещение таких святых мест является, по сути своей, духовным подвигом современных паломников, в том числе учёных, краеведов и учителей, и восстановлением нашей коллективной памяти об отечественных святынях.

Тема сохранения святынь связана не только с их забвением, но и с организацией поклонения и посещения их паломниками и туристами. В.Н.Расторгуев, рассматривая проблемы сохранения святых мест, писал, «сегодня не отдельные и разрозненные группы, а многомиллионные потоки паломников – христиан, мусульман, иудеев, – свободно пересекают планету на пути к своим святыням. При этом огромные, чрезмерные нагрузки ложатся <…> на те особо ценные природные и историко-культурные территории, самая важная часть которых также относится к святыням» [11]. Для того, чтобы сохранить святые места, а также расположенные на них объекты культурного и природного наследия, необходимо регулировать потоки паломников, притекающих к ним для поклонения. Однако попытки регулирования паломнических потоков, как в прошлые века, так и в настоящее время, чаще всего не имеют успеха, потому что большая часть богомольцев хочет посетить святые места в период наиболее значимых религиозных праздников и событий. Периодически происходящие количественные снижения паломнических потоков обычно связаны с социальными и природными катаклизмами, а также с материальными трудностями богомольцев. В период второй интифады в Израиле и Палестине, которая началась в 2000 г. и активно продолжалась до 2004 г., паломничество и религиозный туризм на Святой Земле были практически приостановлены. Даже во время великих праздников паломников в храмах Иерусалима, Вифлеема, Назарета и других святых местах почти не было, кроме малочисленных и редких групп православных богомольцев из России, Украины, Белоруссии и Грузии.

До революционной трагедии 1917 г. религиозное паломничество в России являлось в каждом православном доме доброй семейной традицией, о которой рассказывали детям с малых лет. Паломнические реликвии, овеянные семейными легендами и особо почитавшиеся в простом народе, обычно хранились на видном месте рядом с иконами, в красном углу в горнице или гостиной. Книги, путеводители и журнальные статьи о паломничестве были обязательным чтением для взрослых и детей, прививая интерес и особое отношение к богомолью с раннего возраста. Рассказы взрослых о совершённых ими богомольных путешествиях вводили в мир детей многие религиозные истины и мировоззренческие понятия. Таким образом, в сознание людей с детства формировалась нравственная потребность в совершении подвига паломничества. В связи с утратой паломнической традиции в российском обществе в богоборческий период была нарушена многовековая семейная культура, связанная с передачей из поколения в поколение стремления и любви к совершению поклонения в святых местах. В этой связи в современный период особо возрастает значение таких механизмов наследования культуры, как образовательные учреждения и средства массовой информации, которые могут донести до сознания подрастающего поколения необходимые знания о паломнических традициях. В настоящее время начинают распространяться детские и юношеские паломнические путешествия к общероссийским и местночтимым святыням, организуемые образовательными учреждениями и религиозными общинами. Также постепенно возникает практика семейных богомольных поездок.

Для понимания дальнейших путей развития паломничества как культурного и религиозного феномена необходимо осознавать его глубинное внутреннее различие с туристской деятельностью, особенно в её интерпретации сторонниками идей глобализма. В этой связи чрезвычайно значима заочная дискуссия между А.С.Панариным, известным современным российским философом, политологом и культурологом, и З.Бауманом, зарубежным исследователем, сторонником теории постмодернизма. З.Бауман представил культуру модерна фигурой «архаического паломника», у которого нет будущего, так как его время закончилось. «Мир перестал оказывать паломникам гостеприимство. Паломники проиграли свою битву <…>»[10] – пишет З.Бауман. Другая точка зрения на паломничество у А.С.Панарина: «Сознание паломника центростремительно: где бы он ни находился, его путь в Мекку или в Иерусалим означает, что место его постоянного пребывания и священный центр мира суть точки единого организованного и иерархиезированного пространства, придающего нашей жизни высший смысл. Паломник идёт не любоваться достопримечательностями, а подтвердить свою ангажированность едиными ценностями, которые пространственная отдалённость не может ослабить» [10].

Культура эпохи постмодерна представлена З. Бауманом фигурой туриста, который соответствует настоящему времени и современной цивилизации. Он пишет, что для туриста «целью является новое переживание; турист сознательно и систематически ищет приключений, новых, непохожих на старые, переживаний, поскольку радости давно знакомого вошли в привычку и больше не прельщают» [2]. И хотя З.Бауман не считает туристский стиль общества постмодерна идеальным, однако видит его в качестве объективной и неизбежной реальности. А.С.Панарин не считал неизбежностью такое развитие событий в эпоху постмодерна, в частности для России, и видел другие возможные пути для прогресса человечества в многополярном мире, в том числе, связанные с возрождением паломнической традиции.

Заметим, что некоторая часть отечественных культурологов также приходят к выводу о том, что в современном глобализирующемся мире роль и место паломничества постепенно будут утрачиваться, уступая место другим формам путешествий и освоения культурного пространства. Вынося эту точку зрения на общественное обсуждение, Н.А.Кочеляева пишет: «В условиях современных глобальных процессов, когда любая из религий становится предметом выбора, в общечеловеческом значении паломничество как явление культуры утрачивает своё значение» [7]. Таким образом, относя паломничество к архаическим формам культурной деятельности, исследователь считает, что современное поколение людей не сможет или не захочет восстановить свою религиозность в рамках православной или другой традиционной веры.

Безусловно, буквальное повторение прошлого невозможно, но возрождение паломнической традиции на новом этапе развития общества реально и осуществимо. Характеризируя современный процесс возрождения православного паломничества, Патриарх Московский и всея Руси Кирилл говорил: «Если во внутреннем паломничестве ежегодно принимают участие до трёх миллионов верующих, то к святыням Вселенского Православия отправляются пока ещё не более 100 тысяч паломников в год. Хотя и эта цифра является огромной по сравнению с тем, что было ещё несколько лет назад» [5]. Безусловно, паломничество развивается и становится массовым религиозным движением, которое, опираясь на древние традиции богомолья, использует в своих целях современные достижения цивилизации. Сегодняшние технические возможности создали условия для невероятно быстрого перемещения большого количества людей в пространстве, но не лишили их способности относиться к паломнической традиции как к подвижничеству и святому делу.

В настоящее время всё более массовыми становятся многодневные крестные ходы с чудотворными и чтимыми иконами и крестами к всероссийским и местночтимым святым местам. Крестные ходы представляют собой древнейший вид пешего паломничества, ведущий своё начало с первых столетий усвоения христианства русским народом. Конечно, участников современных крестных ходов опекают различные социальные службы, в том числе медицинские, им помогают местные жители, но всё-таки пешее паломничество даже в настоящее время представляет собой вид подвижничества, которое происходит по велению сердца и души каждого богомольца.

Важную роль в деле возрождения религиозного паломничества играют современные технологии услуг в организации богомолья и специальная инфраструктура путешествий, которые должны создать представители традиционных религий в России и овладеть ими. Высокий уровень предоставляемых услуг не противоречит содержанию религиозного паломничества, потому что они не затрагивают внутренней сути этой древней традиции, а только отражают определённый культурный уровень современного общества, неотъемлемые социальные гарантии для людей, а также требования безопасности. А возможность проявить личное благочестие для каждого паломника в святом месте всегда найдётся. Итак, развитие паломничества в России зависит от многих условий и обстоятельств, связанных, прежде всего, с состоянием религиозности народа и уровнем культуры современного общества.

Патриарх Московский и всея Руси Алексий II писал об этом: «Отрадно видеть рост интереса к паломничеству со стороны чад нашей Церкви. Для значительного числа людей паломничество стало не просто одной из православных традиций, но регулярной потребностью души. Необычайный размах получили в последние годы многодневные крестные ходы тысяч верующих к святым местам, что по своей сути является одной из традиционных форм паломничества. <…> Показателем живого интереса к паломничеству является активное обсуждение этой темы не только на общецерковном уровне, но и на местах. <…> Мы должны помнить, что смысл паломничества заключается не в суетном стремлении увидеть многоликий мир культур и цивилизаций. Смысл паломничества – в смиренном и искреннем желании с молитвой и благоговением прикоснуться к святыням христианства» [1].

Также как и паломничество, религиозный туризм в настоящее время переживает период бурного развития. Учитывая, что этот вид коммерческого туризма стремительно развивается и опирается на глубокие универсальные традиции, необходимо решать рабочие проблемы по предотвращению отрицательного воздействия на устойчивость инфраструктур, на те местности, через которые проходят маршруты, а также на наследие:

а) объекты религиозного наследия, зачастую очень древние и нуждающиеся в охране, а также окружающая их природная среда, требуют такой организации доступа и перемещения людей, которая позволила бы избежать чрезмерных скоплений посетителей и превышения предельных нагрузок на объекты. К этому необходимо добавить управление религиозными объектами, их рекламу, устойчивое развитие местной экономики, а также уважение традиций и обычаев местного населения в духе диалога и встречи с Другим;

б) во время проведения больших религиозных праздников, торжеств и встреч нужно иметь в виду важные проблемы, затрагивающие управление потоками паломников и туристов, их мониторинг, обеспечение приёма и размещения участников мероприятий в хороших санитарно-бытовых условиях (в частности, чтобы предотвратить распространение заболеваний), организацию питания с учетом пищевых предписаний каждой религии; защиту людей и их имущества, помощь больным, пожилым людям и детям, которые могут потеряться; своевременное информирование о программах проведения торжеств (расписание богослужений, приёма пищи);

в) организация паломнических и религиозных маршрутов требует хорошо скоординированного партнёрства между средствами размещения в местах транзита, принимающими религиозными сообществами, туроператорами и учреждениями территориального планирования.

В религиозный туризм вовлекаются представители всех возрастов и социальных групп: туристские маршруты приобретают международный характер, что объясняется процессами глобализации, удешевлением стоимости транспорта и поездок типа «всё включено», распространением информации и объявлений о религиозных и духовных ассоциациях через Интернет. Некоторые места поклонения принимают сейчас больше иностранных, чем местных граждан.

Перспектива устойчивого развития религиозного туризма требует принять во внимание и другие элементы, такие как:
• оценка объёма посетителей и управление потоками паломников и туристов, связанными с крупными религиозными праздниками и событиями;
• сохранение и усиление значимости объектов религиозного наследия;
• защита природной среды в местах, где проводятся массовые религиозные мероприятия;
• специализированная подготовка, обеспечение и сертификация маршрутов религиозного туризма;
• обеспечение безопасности людей и требований гигиены на маршрутах религиозного туризма;
• эффективное использование новых информационных технологий и связи при подготовке и проведении религиозных туристских поездок;
• реклама и маркетинг новых продуктов и услуг, связанных с религиозным туризмом.

В будущем анализ и исследования религиозного туризма, проводимые государством, религиозными организациями и туристскими предприятиями, должны проводиться в соответствии с рекомендациями ЮНВТО в том, что касается оценки программ управления и планирования крупных религиозных мероприятий, а также рассмотрения примеров достижений в устойчивом управлении, позволяющих избежать перегрузок и чрезмерного скопления посетителей на объекте наследия. Вопросы общественного питания и здоровья требуют специального внимания, наибольшей осторожности и не должны игнорироваться.

Религиозное паломничество и туризм требуют проведения соответствующих исследований для определения их масштабов, форм, методов управления и последствий воздействия на объекты наследия и окружающую их территорию. Желательно также создание руководств по успешным методам работы в сфере религиозного туризма. Статистические данные, касающиеся религиозного туризма, должны быть выявлены, собраны и согласованы на международном уровне. Наконец, исследования и изыскания в сфере путешествий с религиозными целями требуют создания сети научных центров исследователей и преподавателей, а также профессионалов в области туризма для проведения анализа спроса и предложения.

Паломничество и туризм в этой связи могут стать средствами решения важных проблем, в частности – проблемы социальной напряженности в обществе в контексте межкультурной коммуникации народов. Путешествия воспитывают толерантность, углубляют взаимопонимание между представителями различных этносов, способствуют формированию социально-культурной идентичности. Туризм следует рассматривать как диалогическую по своей природе форму культурной коммуникации, которая, с одной стороны, способствует углублению национального самосознания и формированию культурной идентичности путешественника, а с другой, приводит к взаимообогащению культурных систем за счет взаимообмена культурным опытом. Не случайно на Манильской конференции по мировому туризму (1980) были особо отмечены его возможности в смягчении международной социальной напряженности, развитии сотрудничества и взаимопонимания между государствами всего мира. Туризм рассматривается как существенный фактор обеспечения мира, как моральная и интеллектуальная основа международного сотрудничества. Учитывая гуманистический потенциал туризма, конференция рекомендовала государствам-участникам выстраивать туристскую политику не только с учетом экономической рентабельности, но и развивать этот вид социально-культурной практики с целью укрепления солидарности общества, более полного удовлетворения человеческой потребности в познании окружающего мира, укрепления физического и психологического здоровья людей, повышения качества жизни. Эти положения Манильской декларации по мировому туризму получили свое дальнейшее развитие в Глобальном этическом кодексе туризма, в котором содержатся рекомендации к профессионалам этой сферы: «содействовать культурному и духовному совершенствованию туристов и позволять им отправлять в ходе поездок свои религиозные потребности». В Глобальном этическом кодексе сказано: «особо полезными формами туризма, которые следует поощрять, являются поездки с религиозными, оздоровительными, образовательными целями, а также для культурных и языковых обменов». В Статье 1 Глобального этического кодекса «Вклад туризма во взаимопонимание и уважение между народами и обществами» отмечается, что «понимание и распространение общечеловеческих этических ценностей в духе терпимости и уважения разнообразия религиозных, философских и нравственных убеждений являются одновременно основой и следствием ответственного туризма» [3].

Приведенные выше положения международных документов лишний раз подтверждают, что туризм по своей сути является, прежде всего, способом межличностного общения и что на его основе выстраивается сложная система отношений человека к культуре, истории, миру и самому себе. В туристской деятельности диалог как многосмысловой феномен реализует не только потребности в общении (с другими народами, их культурой, обычаями, традициями и т.д.), но и в событиях, которые одновременно определяют аттрактивность объекта путешествий. Духовно-нравственное состояние общества не в меньшей степени, чем экономика, материальная сфера, сказывается на укладе жизни в стране, на уровне благосостояния населения. С ним неразрывно связаны: реализация прав и свобод человека, утверждение индивидуальности и коллективных начал, своеобразие исторических традиций, обеспечение стабильности нравственных оснований, этики, личного и общественного поведения. Плохое состояние социальной сферы, непосредственно связанной с распределением материальных и духовных благ, неудовлетворение специфических потребностей человека, его недовольство качеством и уровнем жизни, условиями труда, быта и досуга в некоторых регионах приводит к нарастанию социальной напряженности.

Социальная напряженность – это особое состояние общественной жизни, характеризующееся обострением внутренних противоречий. Вызывается совокупностью экономических, политических, социальных, национальных, религиозных и иных процессов. Часто усугубляется действием внешних обстоятельств и локальных факторов. Снятие напряженности и формирование альтернативного социума по отношению к негативному жизненному опыту – одна из целей развития религиозного паломничества и туризма. В религиозном паломничестве и туризме важным фактором является соединение интересов религиозных организаций, общественных объединений и государства в снижении социальной напряженности в стране, в этом процессе первичными становятся духовные и социальные факторы здоровья нации. Такой подход к религиозному паломничеству и туризму потребует проектной разработки для получения в перспективе отлаженного механизма толерантного взаимодействия разных по интересам и мировоззрению групп российского общества, прежде всего, это должно касаться молодого поколения.

С восстановлением в стране относительной экономической стабильности общество и государство начало поворачиваться лицом к проблеме духовно-нравственного и патриотического воспитания молодежи. Вхождение России в третье тысячелетие было ознаменовано принятием трех программ: «Программы развития воспитания в системе образования России на 1999-2001 годы», «Государственной программы патриотического воспитания граждан Российской Федерации на 2001-2005 годы» и Федеральной целевой программы «Молодежь России (2001-2005 годы)». В настоящее время в стране действуют другие не менее значимые программные документы: Государственная программа «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2011-2015 годы»; «Стратегия государственной молодежной политики в Российской Федерации на период до 2016 года», утвержденная распоряжением Правительства Российской Федерации от 18 декабря 2006 г. №1760-р; Указ Президента Российской Федерации от 1 июня 2012 года № 761 «О национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 годы». Анализ названных программных документов показывает, что государство сформулировало важность разработки концепции духовно-нравственного становления детей и молодежи (патриотизм является одним из проявлений процесса духовного становления личности) на основе общечеловеческих и отечественных традиций и ценностей. В центре внимания – оказание помощи в жизненном самоопределении, нравственном, гражданском и профессиональном становлении; создание условий для самореализации личности. Всё чаще звучит мнение о том, что духовно-нравственное и патриотическое воспитание должно строиться на основе традиционно присущих российской культуре ценностей. Речь идет не о создании новых идеологических продуктов, а о признании актуальности базисных духовных и нравственных ценностей России как многовековой цивилизации. В первую очередь, о религиозных традициях, являющихся основой культуры, ценностей и воззрений народов нашей страны. Поэтому наряду с различными формами приобщения молодежи к традиционным духовным ценностям, немалую роль должны сыграть религиозное паломничество и туризм, которые в последние годы получают в России заметное развитие.

С точки зрения духовно-патриотического воспитания, религиозное паломничество и туризм являются сравнительно общедоступными и оказывают большое эмоциональное воздействие на человека. В поездки по святым местам люди отправляются с разными мотивами: обрести систему ценностей, утвердиться на духовном пути, познакомиться с религиозным наследием страны. Многие после таких путешествий возвращаются преображёнными и одухотворёнными, разрешившими некоторые жизненные противоречия, отдохнувшими и в хорошем состоянии духа. Часто именно во время поездки у них происходит переоценка повседневных жизненных ситуаций, поведения, мыслей. Вот почему важной составляющей религиозного паломничества и туризма является деятельность, направленная на смягчение общей социальной напряженности, а также установление диалога и мира между представителями различных религий и народов. Паломничество и туризм не вызывают столкновений или конфликтов на религиозной и социально-культурной почве, а наоборот создают в обществе атмосферу доверия и открытости.

Статья подготовлена при использовании средств государственной поддержки, выделенных в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации от 25.07. 2014 г. № 243-рп и на основании конкурса, проведенного Обществом «Знание» России.
 


ЛИТЕРАТУРА

[1] Алексий II, Патриарх Московский и всея Руси. Приветствие участникам Четвёртой общецерковной конференции «Православное паломничество: традиции и современность» // Православный паломник. – 2008 – № 1 (38). – С. 3.

[2] Бауман З. От паломника к туристу [Перев. с англ.] // Социологический журнал. – 1995. – № 4. – С. 140–144.

[3] Глобальный этический кодекс туризма (принят в г. Сантьяго 01.10.1999 резолюцией a/res/406(XIII) на 13-ой сессии Генеральной ассамблеи Всемирной Туристской Организации). [Электронный ресурс] – URL: http://www.lawrussia.ru

[4] Житенёв С.Ю. Религиозное паломничество в христианстве, буддизме и мусульманстве: социокультурные, коммуникационные и цивилизационные аспекты. – М.: Индрик, 2012. – 217 c.

[5] Кирилл, митрополит, ныне Патриарх Московский и всея Руси. Доклад «Православное паломничество: традиции и современность». // Сборник материалов Третьей общецерковной конференции «Православное паломничество: традиции и современность», 29-30 ноября 2006 г. – М., 2009. – с. 3-18.

[6] Конституция Российской Федерации. Раздел первый. Глава 1. Основы конституционного строя, ст. 14, п. 2. – М., 2010.

[7] Кочеляева Н.А. Паломничество как социокультурный феномен. // Сборник научных статей по итогам Всероссийской научно-практической конференции «Культурология в социальном измерении» (Кемерово, 16-17 февраля 2007 г.). – Кемерово, 2008. – С. 105.

[8] Кучмаева И.К. Социальные закономерности и механизмы наследования культуры. – М., 2006. – 216 с.

[9] Марк (Головков), епископ. Православное паломничество: содержание понятий. // Сборник материалов Первой общецерковной конференции «Православное паломничество: традиции и современность», 27 октября 2004 г. – М., 2005. – С. 24-25.

[10] Панарин А.С. Искушение глобализмом. – М.: ЭКСМО-пресс, 2002. – 416 с.

[11] Расторгуев В.Н. Возвращение святынь и судьба России. // Журнал «Церковь и время». – 2008. – № 2 (43) – С. 246.

[12] Филатов С.Б. Религиозная жизнь Евразии: реакция на глобализацию. // Религия и глобализация на просторах Евразии. Под. ред. А. Малашенко и С. Филатова. – М.: Центр Карнеги, 2009. – 312 с.

[13] Хёйзинга Й. Затемнённый мир. Возможности возрождения нашей культуры. // Тени завтрашнего дня. Человек и культура. Затемнённый мир. Сост., перевод и предисловие Д.Сильвестрова. Комментарии Д.Харитоновича. – СПб.: издательство Ивана Лимбаха, 2010. – С. 306-307.

© Житенёв С.Ю., 2015.
Статья поступила в редакцию 02.04.2015.

Житенёв Сергей Юрьевич,
кандидат культурологии,
заместитель директора по научной работе,
Российский научно-исследовательский институт
культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачева (Москва),
e-mail – [email protected]

 

Издатель 
Российский
НИИ культурного
и природного
наследия
им. Д.С.Лихачева

Учредитель

Российский
институт
культурологии. 
C 2014 г. – Российский
НИИ культурного
и природного наследия
им. Д.С.Лихачева

Свидетельство
о регистрации
средства массовой
информации
Эл. № ФС77-59205
от 3 сентября 2014 г.
 
Периодичность 

4 номера в год

Издается только
в электронном виде

Регистрация ЭНИ
№ 0421200152





Наш баннер:




Наши партнеры:




сайт издания




 


  
© Российский институт
    культурологии, 2010-2014.
© Российский научно-
    исследовательский институт
    культурного и природного
    наследия им. Д.С.Лихачева,
     2014-2017.

 


Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.
     The authors’ opinions expressed therein are not necessarily those of the Editor.

При полном или частичном использовании материалов
ссылка на cr-journal.ru обязательна.
     Any use of the website materials shall be accompanied by the web page reference.

Поддержка —
Российский научно-исследовательский институт
культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачева. 
     The website is managed by the Russian Scientific Research Institute
     for Cultural and Natural Heritage named after D.Likhachev