2018/2(32)

Содержание

Теоретическая культурология

Беспалова Т.В.

Историческая культурология

Пархоменко Т.А.

Прикладная культурология

Спивак Д.Л.
Уразова А.С.
Захарчук А.Г.
Спивак И.М.

Плещенко В.И.

Куликов А.В.

Скоробогачева Е.А.

Документы

 
Плещенко В.И.
О положительных экстерналиях иррациональных проектов: дворцы и замки короля Людвига II Баварского

Аннотация. Баварский король Людвиг II стал широко известен в мире, в первую очередь, благодаря своим роскошным замкам и дворцам. Он был поклонником культуры средневековья и эпохи французского короля Людовика XIV. При этом большинству современников его увлечения казались странными, а сам правитель в итоге был признан сумасшедшим, отстранен от власти и трагически погиб. Однако замки и дворцы, создававшие в сознании короля иллюзорный мир, впоследствии стали объектами культурного наследия, вокруг них сформировалась особая общественная среда, а возникшие положительные экстерналии фактически компенсировали затраты на строительство. Вполне естественно, что данный факт не является заслугой короля, злоупотреблявшего своим правом в личных интересах.

Ключевые слова: Людвиг II Баварский, иррациональные проекты, положительные экстерналии, дворцы и замки Баварии, частный интерес, общественные интересы, нематериальный актив, объект культурного наследия.

Открыть PDF-файл


Возведение масштабных и дорогостоящих объектов всегда вызывает вопросы современников относительно целесообразности и рациональности подобного использования общественных средств. Кроме того, в таких случаях часто говорится и о морально-этической стороне проблемы, а именно: насколько уместно тратить денежные средства подобным образом, когда в стране не решен ряд более насущных задач. Как правило, причиной возникновения недовольства являются субъективные действия правителей, решающих проблемы самоидентификации за счет общества. При этом через десятки лет вдруг оказывается, что иррациональные проекты становятся объектами культурного наследия, их можно использовать в интересах государства, а получаемый обществом интегральный экономический эффект превосходит все прошлые потери. Поэтому ответ на обозначенные вопросы не может быть однозначным и требует краткой экскурсии в прошлое. На наш взгляд, с целью демонстрации весьма показательных примеров на эту тему следует обратиться к истории второй половины XIX века и вспомнить личность «сумасшедшего» короля Баварии Людвига II (1845-1886 гг.) из старинной династии Виттельсбахов.

Людвиг II – король Баварии

Будущий король Людвиг II родился 25 августа 1845 года в баварской столице – городе Мюнхен во дворце Нимфенбург. В марте 1864 года, в возрасте 18 лет, он вступил на королевский престол после смерти своего отца короля Максимилиана II. Правление Людвига II пришлось на довольно непростой для династии Виттельсбахов период, когда из множества независимых королевств и княжеств «железом и кровью», как выразился канцлер Отто фон Бисмарк, формировалась Германская империя. В 1866 году баварские войска участвовали в войне против Пруссии на стороне Австрийской империи, но потерпели поражение. Поэтому уже в 1870 году Бавария, связанная военно-политическими соглашениями с Пруссией, объявила войну Франции Наполеона III [1, с. 109]. Поражение французов стало катализатором интеграционных процессов среди немецких княжеств и поводом для провозглашения в 1871 году прусского короля германским императором. Людвигу II пришлось подписать сочиненное Бисмарком письмо в адрес прусского короля Вильгельма I с просьбой принять императорскую корону [2, с. 330]. Говоря привычным нам языком, Бавария стала «субъектом федерации» в составе Германской империи. В процессе объединения Германии, баварскому правительству удалось договориться с канцлером Отто фон Бисмарком и будущим императором Вильгельмом I о предоставлении королевству расширенной автономии и определенных привилегий. В частности, Бавария имела свои вооруженные силы и дипломатическую службу, собственные почту и телеграф, а также право взимания акцизов на спирт и пиво и др. [1, с. 110]. Кроме того, король Баварии в качестве компенсации за проявленную им лояльность впоследствии получал значительные деньги из специального имперского фонда Вельфов, что было для него весьма важным обстоятельством, учитывая масштабные траты монарха на строительство роскошных замков и дворцов.

Об особенностях и увлечениях короля

Именно в архитектуре специфическая личность Людвига II нашла свое основное отражение. По его указанию (и при личном участии короля в проектировании объектов) были построены замок Нойшванштайн, дворцы Линдерхоф и Херренкимзее*. Дворцы и замки Людвига II в Баварии стали ярким выражением романтической модели средневековья, получившей широкую репрезентацию в европейской культуре XIX века**. Именно следование моде на средневековые города, соборы, рыцарство, искусство, социум стимулировали его возводить свои стилизованные под ту эпоху замки [3, c. 190-191]. Одни исследователи вопроса указывают на романтические дворцы баварского короля как избранный им способ самореализации [4, с. 255]. Другие же относят замки Людвига II к категории «причудливых сооружений», которые ярко и порой абсурдно проявляют индивидуальность заказчика [5, с. 23].

Также еще с юношеских лет Людвиг II увлекался театром, причем настолько, что в реальной жизни пытался создать вокруг себя вымышленное пространство, получив в итоге прозвище «сказочный король». Общаясь со своими близкими и придворными, он представлял себя в образе какого-либо персонажа (как правило, из немецкой мифологии): Зигфрида, Парсифаля или Лоэнгрина. В то же время, будучи нелюдимым затворником, он предпочитал смотреть театральные представления (как правило, оперы) в одиночестве, устраивая себе «театр одного зрителя» [6, с. 353].

Кроме того, баварский король был большим поклонником музыки Рихарда Вагнера и оказывал композитору покровительство и финансовую поддержку, несмотря на недовольство местной аристократии, припоминавшей Вагнеру участие в революционных событиях 1848 года. По приглашению короля композитор переехал в Баварию и вскоре инициировал в небольшом городе Байрейт строительство нового здания оперного театра, проект которого создавался с учетом пожеланий Вагнера к организации внутреннего пространства здания. Причем вопреки устоявшемуся мнению возведение театра финансировалось не на средства короля Людвига II, а за счет займа, выданного композитору баварской казной (и впоследствии погашенного вдовой Р. Вагнера), и пожертвований музыкантов [7, с. 60]. Отметим, что Байрейтский летний фестиваль, на котором исполняются музыкальные произведения Рихарда Вагнера, существует и по сей день, проходя ежегодно.

Людвиг II интересовался техническими новинками, используя их для инженерного оснащения своих дворцов и замков. В частности, замок Нойшванштайн был электрифицирован (установлены динамомашины), оборудован насосами для воды и лифтами. Одним из первых баварский король стал применять телеграф и телефон, пневматическую почту, автоматически открывающиеся двери и др. [8].

Разнообразные интересы и желания короля требовали больших финансовых вложений, существенно превосходивших его доходы по т.н. «цивильному листу». Поэтому Людвигу II приходилось брать деньги в долг, чтобы иметь возможность финансировать свои проекты. Вначале он получал займы из баварской казны, а когда это стало невозможным, стал обращаться за кредитами к родственникам и банкирам вне пределов страны [8]. Все это вызвало глубокую обеспокоенность родственников короля и баварского правительства. Дошло до того, что в 1885 году иностранные банки стали настоятельно требовать возврата долгов и угрожать наложением ареста на имущество должника [9]. Кроме того, Людвиг II фактически самоустранился от управления страной и участия в общественно-политической жизни. К примеру, министры и парламентарии были вынуждены разыскивать его в горах, чтобы получить подпись короля на документах [9]. Рациональной реакции на происходящее от короля не последовало, поэтому уже в июне 1886 года он был объявлен специально созванной комиссией сумасшедшим и отправлен под надзор врачей в замок Берг, но через несколько дней трагически погиб, утонув 13 июня во время лодочной прогулки на Штарнбергском озере. Был ли он убит или утонул сам – никто не знает: обстоятельства и истинные причины гибели короля до сих пор остаются невыясненными.

Людвиг II – жизнь после смерти

Несмотря на кажущиеся очевидными королевские причуды, считается, что Людвиг II был довольно популярен среди своего народа. Поэтому после гибели он стал окружен ореолом мученичества, а народная молва, особенно в сельской местности, почитала «несчастного короля», «нашего Людвига», хотя никем не понимаемый «король-романтик» не принес никому при жизни конкретной пользы [8]. В этой связи интересен тот факт, что решение баварских властей допустить публику во дворцы и замки после смерти короля с целью показать людям, насколько сумасшедшим он был, произвело противоположный эффект: посетители пришли в восторг, а журналисты стали расхваливать дворцы и их «строителя» [10].

Это может показаться странным, но и сегодня, спустя сто тридцать лет после своей таинственной гибели, Людвиг II является самым известным и популярным монархом Баварии. В день его рождения в Баварии устраиваются различные празднества, существует несколько десятков обществ почитателей Людвига II [11]. Дворцы и замки, которые вскоре после революции 1918 года, были переданы представителями династии Виттельсбахов немецкому государству, признаны объектами культурного наследия. Колоссальные затраты на них давно окупились и по факту оказались хорошими инвестициями в туристический бизнес [12]. К примеру, знаменитый замок Нойшванштайн, ставший вероятным прототипом замка для логотипа киностудии Уолта Диснея, сегодня является одной из главных «визитных карточек» Германии. Его посещает более 1 млн туристов каждый год. Да сам образ «лунного короля» успешно коммерциализирован: портреты Людвига II украшают почтовые открытки, магниты для туристов, чашки, стаканы и тарелки, бутылки с алкогольной продукцией и др.

В итоге о «безумии» короля уже мало кто вспоминает. Напротив, его почитают как мученика, уважают как покровителя искусства и архитектуры. Король Людвига стал известен во всем мире, а его жизнь стала сюжетом для книг, фильмов и мюзиклов [10]. Последний художественный фильм о Людвиге Баварском был снят в Германии и вышел на широкий экран в 2012 году. Также утверждается, что заказы Людвига II на инженерное оснащение своих проектов, стимулировали прогресс в электротехнической промышленности, помогая Баварии стать технически самым развитым регионом Германии [8].

Оценка с точки зрения экономиста

При всем при этом Людвига II никак нельзя считать рациональным человеком с экономической точки зрения. На наш взгляд, это был эгоист-одиночка, не считавшийся с расходами и создававший все эти замки, дворцы и театры исключительно для себя, в рамках сформировавшихся у него эстетических предпочтений. Поэтому можно говорить об оппортунистическом поведении короля, использовавшего имевшиеся у него административные и финансовые возможности в личных целях. Хотя в стране имелись правительство, парламент и конституция, в реальности никто не смог остановить самоуправство монарха. Министр финансов Баварии отказал королю в очередном займе лишь после того, как в казне закончились средства [8]. Выражаясь научным языком XXI века, в королевстве происходила легитимизация частного интереса в ущерб коллективным целям, вызывая перетягивание ресурсов в свою пользу без учета критериев общественной целесообразности [13, с. 17]. Более того, король Людвиг II «отлынивал» от выполнения своих государственных обязанностей, не принимая должного участия в политической жизни и управлении страной, но при этом исправно получал заработную плату (суммы по «цивильному листу»), без каких-то вычетов.

Как мы указали выше, «инвестиции» Людвига II не ставили целью получение личного дохода или пользы для экономики и общества. То, что через много лет после его смерти иррациональные вложения стали реальным источником денежных средств и рабочих мест для страны, является ярким проявлением известного в экономической науке внешнего эффекта – положительной экстерналии. Как известно, внешние издержки представляют собой потери или выгоды, не учтенные в цене сделки, возникающие по причине отсутствия рынка (то есть механизмов спроса и предложения на товары и услуги). Понятно, что Людвиг II не имел планов по коммерческому использованию своих дворцов и замков (более того, упоминают о желании короля, чтобы построенные объекты были разрушены после его смерти), а установление равновесной цены за их посещение стало возможным после национализации объектов. Оказалось, что стилизованные под средневековье или эпоху «короля-солнце» Людовика XIV дворцы и замки в полной мере отвечают ожиданиям публики, готовой платить деньги за входные билеты и сопутствующие товары и услуги. Схожим образом положительными экстерналиями для экономики обернулось и увлечение короля дорогостоящими техническими новинками, причем это произошло гораздо быстрее, чем в случае с замками. Электрическое освещение и электроприборы становились модными, привлекая множество состоятельных и влиятельных заказчиков. В свою очередь, это стимулировало промышленников к новым изобретениям, что положительно сказалось на развитии известного электротехнического концерна «Сименс» [8].

Также важно указать, что построенные Людвигом II или при его содействии объекты со временем стали признанными объектами культурного наследия и возле них сформировалась особая архитектурно-ландшафтная и общественная среда. Все это в совокупности становится важным нематериальным активом, способствующим как росту рыночной стоимости иных близлежащих объектов, так и повышению экономической эффективности хозяйственной деятельности в округе. Населенный пункт, обладающий такими нематериальными активами, значительно увеличивает свой сервисный потенциал и человеческий капитал [14, с. 46].

Человек, как правило, живет сегодняшним днем и желает видеть положительный результат для себя лично в обозримой перспективе, поэтому общественное одобрение финансирования кажущихся обществу безумными проектов в обмен на мысли о вероятной пользе для потомков в будущем маловероятно. Вряд ли король Людвиг II думал о столь сложных экономических категориях как положительные экстерналии и нематериальные активы, задумывая свои романтические дворцы и замки. Первоочередной целью для короля было создание иллюзорного мира, соответствующего его эстетическим ценностям и психологическим особенностям. Между тем реактуализация средневековья в культуре, популярная в XIX веке, не означала наличия подобной тенденции в иных сферах жизни, так как общество уверенно шло по пути развития капиталистических отношений и представительной демократии, существенного ограничения власти монархов. Поэтому для современников абсолютное большинство инициатив Людвига II являлись иррациональными***. Тем не менее, Людвиг II в течение почти 20 лет злоупотреблял правом и навязывал свои частные интересы обществу и был, вероятно, последним европейским монархом, имевшим такую возможность.


ПРИМЕЧАНИЯ

* Также он планировал соорудить в баварских горах готический замок Фалькенштайн. Его строительство началось в 1885 году, но было остановлено после смерти короля в следующем году.

** Другой важный источник вдохновения для Людвига II – это весьма почитаемый им французский «король-солнце» Людовик XIV.

*** К примеру, нашего соотечественника К.Э. Циолковского местные жителя также считали сумасшедшим, хотя многие его идеи стали реальностью спустя десятки лет. Другое дело, что он не обладал административными или финансовыми возможностями, поэтому возможные потери общества от удовлетворения его частных интересов отсутствовали.

ЛИТЕРАТУРА

[1 Петренко С.П. Германия в третьей четверти XIX века: создание национального государства. // Вестник ТГПИ им. А.П. Чехова. – 2013. – № 2. – С. 108-113.

[2] Монархи Европы: судьбы династий / Ред.-сост. Н.В. Попов. – М.: ТЕРРА, 1997. – 624 с.

[3] Панкова Е.А. Романтическая модель средневековья (к постановке проблемы). // Вестник СПБГУ. – Серия 9. – 2011. – Вып. 2. – С. 186–192.

[4] Лётин В.А. Дворец – феномен истории, искусства и … культуры. // Общество. Среда. Развитие (Terra Humana). – 2012. – № 2. – С. 253–256.

[5] Нащокина М.В. Регламентация и свобода в архитектуре России XXI века. // Архитектура. – 2009. – № 4. – С. 23–26.

[6] Боровикова Т.В., Калашников А.В. Версаль и Вагнер: тема паркового пространства при дворце Линдерхоф // A maximus ad minima : Сб. статей по материалам научно-практ. конференции ГМЗ «Петергоф». – СПб.: ГМЗ «Петергоф». – 2017. – С. 353-358.

[7] Анисимов А.В. Рихард Вагнер и архитектура. К 200-летию композитора. // Архитектура. – 2013. – № 2. – С. 56–65.

[8] Медведев А., Новиков Т. Белый лебедь король Людвиг II. – URL: http://www.newacademy.spb.ru/novikov/ludvig.html (дата обращения 25.05.2018).

[9] Король не от мира сего. – URL: http://www.alleuropa.mgimo.ru/korolj-ne-ot-mira-sego (дата обращения 25.05.2018).

[10] Баварский король Людвиг II. – URL: http://deutsche-lernseite.com/node/97 (дата обращения 25.05.2018).

[11] Тайна гибели короля Баварии. – URL: http://www.senator.senat.org/King_Ludwig.html (дата обращения 25.05.2018).

[12] Жизнь и таинственная смерть Людвига II Баварского. – URL: http://www.partner-inform.de/partner/detail/2015/9/230/7603/zhizn-i-tainstvennaja-smert-ljudviga-ii-bavarskogo (дата обращения 25.05.2018).

[13] Ивлева Г.Ю. «Экономический империализм» и эффективность государственной службы // Государственная служба. – 2012. – №5. – C. 16–19.

[14] Рождественский А.Е. Историко-культурные ценности как нематериальные активы. // Вопросы оценки. – 2009. – № 4. – С. 43–47.

© Плещенко В.И., 2018.

Статья поступила в редакцию 10.04.2018.

Плещенко Вячеслав Игоревич,
кандидат экономических .наук,
начальник управления АО «Гознак»,
e-mail.: v_pl@mail.ru

 

Издатель 
Российский
НИИ культурного
и природного
наследия
им. Д.С.Лихачева

Учредитель

Российский
институт
культурологии. 
C 2014 г. – Российский
НИИ культурного
и природного наследия
им. Д.С.Лихачева

Свидетельство
о регистрации
средства массовой
информации
Эл. № ФС77-59205
от 3 сентября 2014 г.
 
Периодичность 

4 номера в год

Издается только
в электронном виде

Регистрация ЭНИ
№ 0421200152





Наш баннер:




Наши партнеры:




сайт издания




 


  
© Российский институт
    культурологии, 2010-2014.
© Российский научно-
    исследовательский институт
    культурного и природного
    наследия им. Д.С.Лихачева,
     2014-2018.

 


Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.
     The authors’ opinions expressed therein are not necessarily those of the Editor.

При полном или частичном использовании материалов
ссылка на cr-journal.ru обязательна.
     Any use of the website materials shall be accompanied by the web page reference.

Поддержка —
Российский научно-исследовательский институт
культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачева. 
     The website is managed by the Russian Scientific Research Institute
     for Cultural and Natural Heritage named after D.Likhachev