2019/1(35)

Содержание

Цивилизация и культура

Расторгуев В.Н.

Спивак Д.Л.

Историческая культурология

Шиманова М.А.

Прикладная культурология

Романова Д.Я.

Джанджугазова Е.А.

Культурная политика

Окороков А.В.

Кармов Т.М., Буторин Д.А.

Казин А.Л.

 
Шиманова М.А.
Печи первой половины XVIII века в России и европейские аналоги
Аннотация. В статье представлены русские печные изразцы и печи, приведены примеры европейских аналогов. Описаны основные характеристики рельефно-расписных печных изразцов и печей, которые создавались в начале – первой половине XVIII в. Показаны разнообразные формы, элементы композиции и мотивы, которые использовались для создания печной керамики этого периода.

Ключевые слова: изразцовое искусство, изразцовая печь, изразец, аналоги, художественные традиции.




Принято считать, что печное изразцовое искусство в Россию пришло из Европы. По некоторым образцам изразцов, а также по форме и конструкции печей можно проследить влияние европейских традиций в русском керамическом производстве.

Изготовление керамических печей в европейских странах зародилось достаточно давно и к XVI в. достигло своего совершенства в технологии производства. В это время во многих странах для печных изразцов уже использовали различные цветные глазури.

На Руси, согласно археологическим находкам, появление печных изразцов относят к XVI в., причем первыми считаются изразцы без поливы (глазури), т.н. терракотовые или красные. Печные изразцы с зеленой глазурью (муравленые) появились в начале XVII в., хотя использование керамических плит с зелёной глазурью в архитектуре уже были известны в конце XV в. в Пскове [1].

По некоторым образцам можно проследить, как некоторые элементы композиции из европейских аналогов перешли на русские печные изразцы. Так, во многих странах Европы в XVI в. были распространены печи, сложенные из изразцов с арочками. Арка на изразце обрамляла сложную композицию, при этом центральный сюжет мог быть довольно антропоморфным. На таких изразцах немецкого производства можно, например, увидеть библейские сюжеты, жанровые сцены, аллегории, портреты. Печи с подобными арочными изразцами с различными сюжетами были широко распространены в период Ренессанса в Германии, Литве, Польше и других странах Европы и по времени создания эти печи относят к ренессансному типу.

Примером таких сюжетов могут служить изразцы с зелёной глазурью из Художественного музея Литвы в Вильнюсе, датируемый 1635 года [2] и изразец, найденный в Новодевичьем монастыре [3].

Оба изразца, и литовский и московский, печные и угловые, датируются XVII веком. Они схожи и по композиции: ваза с цветами, которая помещена в рамку с арочным завершением. При сравнении изразцов можно заметить, кроме композиционной аналогии, также и схожесть небольших элементов: S-образные ручки у вазы, вьющийся орнамент на рамке, который дополнен пятилистниками. В московском изразце рисунок рельефа достаточно жесткий и схематичный, что говорит о том, что вероятнее всего именно он был повтором аналогичных печных изразцов, подобных литовскому образцу, рельеф которого кажется более мягкий, а мелкие детали формы выполнены более подробно.

Для русских изразцов портретное рельефное изображение человека крайне редко, чего нельзя сказать о европейских аналогах. На немецких, польских изразцах можно увидеть прекрасные портреты, выполненные с высоким художественным вкусом и талантом.

На фотографиях представлены два портрета, выполненные на изразцах. Первый из них - польского происхождения (датируется после 1550 г.) [4], второй – русского [5]. На польском изразце удивительно подробны и тонко проработаны детали одежды, мелкие складки, прическа с аккуратно уложенными заплетёнными волосами. Мастеру, изготовившему этот изразец, даже удалось цветом глазури передать оттенок кожи, лёгкий румянец на щеке. На этом изразце мы видим портрет действительной исторической личности, Анны из династии Ягеллонов, жены Фердинанда I фон Габсбурга.

Для русских печных изразцов портретное рельефное изображение человека – редкий случай. Приведенный пример опубликован в альбоме С.А. Маслиха «Русское изразцовое искусство XV – XIX веков»; автор сообщает, что существует ещё изразец с мужским портретом, который также, как и женский портрет, находится в собрании Государственного исторического музея. На русском изразце женщина изображена в профиль, одежда, а также прическа напоминает нам европейскую моду, которая пришла в Россию с правлением Петра I, и этот изразец датируется не позднее первой трети XVIII в.

Уже в самом начале ХVIII века с правлением Петра I, когда появляются новые тенденции в русской культуре, архитектуре, прикладном искусстве, появляются и новые печные изразцы, которых не было в XVII в. Пётр I принимает решение изготовлять изразцы на голландский манер, в это время в Голландию направляются русские мастера, для обучения искусству гладких расписных изразцов. Для новой столицы, Санкт-Петербурга, было налажено производство печной керамики, одни из первых печей с гладкими расписными изразцами были изготовлены и расписаны русскими мастерами для Меньшиковского дворца.

Но до того, как мода на гладкие расписные изразцы утвердилась и производство расписных изразцов было налажено, примерно первую четверть XVIII в. керамические и гончарные мастерские в Москве изготавливали печные изразцы, которые сочетали рельеф и роспись. Достаточно много таких изразцов находят при археологических работах в Москве. Сохранились и печи этого периода. Таким примером могут служить печи в надвратной церкви в Троице-Сергиевой Лавре и в домике Петра I в музее-заповеднике Коломенское. Также пример реконструкции печи на начало XVIII в., созданной на основе археологических находок, мы можем увидеть в воссозданном дворце Алексея Михайловича в Коломенском. Ещё одна подобная печь находится в посадском доме в Суздале, реконструкцию печи выполнила Н.И.Немцова и фотографию этой печи можно увидеть в её методичке «Исследование и реставрация русских изразцовых печей ХVII-ХVIII веков» [6].

Тип изразцов, которые сочетают в себе рельеф и роспись, у различных исследователей могут быть по разному назван: переходный тип, рельефно-геральдические (такое название часто можно встретить у археологов), рельефные с выпуклым медальоном (рельефные с расписным медальоном), картушные. В действительности это была своеобразная переходная форма от рельефного изразца XVII в. к гладким расписным изразцам. Наименее подходящее название для подобных изразцов – геральдические, об этом было отмечено у А.Л.Беляева [7], так как для понятия «геральдический» необходимы специфические элементы, например, противостоящие хищники, поддерживающие герб, что на русских изразцах начала XVIII в. можно встретить, но достаточно редко.

В экспозиции музея-заповедника Коломенское можно увидеть подобный изразец, где справа и слева от небольшого круглого выпуклого медальона изображены два оглядывающихся льва, в верхней части изразца изображен рельеф, напоминающий корону. Под выпуклым медальоном помещен небольшой маскарон.

Изучая примеры различных европейских геральдических изразцов, становится очевидно, что русские печные изразцы начала – не позднее первой половины XVIII в. берут свои истоки именно с подобных образцов, но форма изразцов русскими мастерами перерабатывается и совершенно по иному переосмысливается.

Здесь представлены два примера геральдических изразцов: гладкий расписной изразец испанский XVII в. [8] и рельефный полихромный изразец польского производства, датируемые около 1644 г. и находящийся в собрании Национального музея в Кракове [9]. На польском изразец изображен герб Наленч (Na??cz) епископа краковского Петра Гембицкого. На европейских образцах XVII в. мы видим картуши, которые появляются на русских изразцах только в начале XVIII в.

Русские изразцы, созданные в первую треть XVIII в., могут быть различной формы, представлять разнообразные сюжеты, но цвета эмалей, которые использовались для них, всегда одни и те же: белый (использовался для фона, что и аналогично примерам европейских изразцов), синий, жёлтый, зелёный.

Кроме этого можно выделить основные признаки, характерные для русских изразцов первой трети XVIII в.:

- наличие рельефа и росписи;
- в центральной части выпуклый медальон, как правило, овальной или круглой формы, реже встречаются другие формы;
- медальон всегда с росписью, также часто роспись присутствует на полях изразца;
- роспись выполняется эмалью синего цвета;
- центральный медальон обрамляет картуш, чаще всего рельефная, менее распространены варианты расписных картушей;
- на рельефном картуше всегда присутствует цветная эмаль, чаще всего жёлтого цвета, но также на рельеф и фон внутри картуша наносилась эмаль зелёного и синего цветов.

Примером изразца не с овальным или круглым, а с многоугольным центральным медальоном может служить изразец ярославского производства [9]. Это изразец также отличается от изразцов московского производства тем, что гладкая поверхность фона изразца окрашена не в белый цвет, а покрыта эмалью зелёного цвета.

Роспись, которая выполнялась на выпуклом медальоне, часто была достаточно простой, незамысловатой, вероятно, что её выполняли не художники, а мастера, которые изготовляли изразцы и наносили цветные эмали на рельеф. Среди сюжетов, которые часто можно увидеть на выпуклых медальонах, наиболее распространённые – цветок, травы, деревья, архитектура, птицы, животные. Редким исключением являются изразцы с изображением людей, различными жанровыми сценами. Подобные примеры можно увидеть в экспозиции музея в Коломенском, а также в альбоме С.А.Маслиха [11]. На этих изразцах изображаемые сюжеты на медальонах достаточно сложные, фигуры людей помещены в пространство, кроме того, на этих изразцах присутствуют поясняющие подписи; на приведенной иллюстрации, взятой из альбома С.А.Маслиха, надпись на изразце гласит: «воинское воздаяние».

В декоре изразцов русского производства достаточно часто можно встретить мотив короны, которая изображалась над медальоном и, как правило, выполнялась в рельефе. Кроме короны можно увидеть и двуглавого орла, таким примером может служить зарисовка изразца найденного у деревни Сколково под Москвой. Описание и зарисовка этого изразца из архива А.В.Филиппова опубликована в «Керамической установке» [12].

Для изразцов, а также печей первой трети XVIII в. допустимо использование термина «картушные»: картушные изразцы, картушные печи, так как картуш на них всегда присутствует – это непосредственное влияние господствовавшего в конце XVII – XVIII вв. в европейских странах стиля барокко, элементы которого перешли в русскую культуру. Но в научной литературе при описании изразцов этого типа используется термин «рельефно-расписные», что довольно точно характеризует печную керамику начала – первой половины XVIII в., на которой всегда присутствует рельеф в сочетании с росписью.

Кроме описанных выше изразцов, которые по своей форме являются самостоятельным элементом с завершенной композицией, в первой трети XVIII в. изготовлялись также изразцы, из которых на печах выкладывались клейма. Обычно печные клейма складывались из четырёх, пяти, девяти изразцов.

Примеры печей с клеймами можно увидеть в домике Петра I в Коломенском, в царских палатах в Ипатьевском монастыре в Костроме, в альбоме С.А.Маслиха представлены примеры реконструкции подобных печей [13].

Стоит отметить, что если в Москве после первой трети XVIII в. печи с рельефно-расписными изразцами стали вытесняться печами с гладкими расписными изразцами, то в регионах производство рельефных изразцов продолжалось до XIX в.

Печи, сложенные из рельефно-расписных изразцов, как правило, достаточно просты и по конструкции напоминают печи XVII в. По архитектуре эти печи всегда прямоугольные и разделены, как правило, на два или три яруса. Н.И.Немцова относит печи с рельефно-расписными изразцами также как и русские печи XVII в. к Ренессансному типу [14], так как они сходны по архитектуре с аналогичными европейскими печами.

В оформлении лицевой поверхности печей с рельефно-расписными изразцами с картушами достаточно было использовалась форму одного лицевого изразцов, а также по одному виду пояскового изразца и карниза; ряды этих изразцов делили печь на ярусы, отделяли цокольную часть от основной лицевой поверхности, а также оформляли верхнюю часть печи. Нередко верхняя часть печи завершалась рядом из городков. Цоколь часто оформлялся ножками, на которых также были небольшие медальоны с картушами. Ножки печи соединялись арочками, на которых также присутствовали рельеф и роспись.

В России рельефно-расписные изразцы с картушами кроме декора печей использовали также и в оформлении фасадов. Такой пример можно увидеть на фасаде церкви Иоанна Предтече в Угличе. Также в описании изразцов из архива А.В.Филипова упоминается, что один рельефно-расписной изразец привезен из Астрахани, где был снят с церкви Спаса-Преображения [15].

Очевидно, что формы русских изразцов начала – первой половины XVIII в. появились из европейских геральдических печных изразцов. Но необходимо отметить, что русские мастера кроме использования рельефного картуша стали применять и роспись на подобных изразцах, помещая её на центральный выпуклый медальон. В русских изразцах первой половины XVIII в. произошло сочетание рельефной формы, заимствованной у европейских изразцов с картушами, с росписью синей эмалью по белому фону, что было перенято из дельфтской традиционной росписи керамических плиток. Таким образом, можно отметить, что сочетание рельефа и росписи в изразцах были характерны именно в русском производстве начала – первой трети XVIII в.
 

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Керамический пояс из чередующихся прямоугольных и круглых муравленых плит украшал барабан псковской церкви Георгия со Взвоза (1494). См.: Маслих С.А. Русское изразцовое искусство XV-XIX вв. / С. А. Маслих; вступ. ст. Ю. С. Мелентьева. – 2-е изд., перераб. и доп. – М. : Изобр. искусство, 1983. – С. 14, ил. № 57.

[2] URL: https://www.limis.lt/greita-paieska/perziura/-/exhibit/mediaObjectPreview/20000001612885/20000001612927 (дата обращения: 10.02.2019).

[3] Фиксация рельефного муравленого печного изразца XVII в. – Архив ФГУП ЦНРПМ, Арх. № 95/1817 – дек. 1988 г.

[4] URL: http://zamek.malbork.pl/zbiory/kolekcja-kafli-7 (дата обращения: 10.02.2019).

[5] Маслих С.А. Указ. соч. С. 21, ил. № 166.

[6] Немцова Н.И. Исследование и реставрация русских изразцовых печей ХVII-ХVIII вв. – М.: Росреставрация, 1989. – С. 12, рис. 6.

[7] Беляев Л.А. Московские печные изразцы до начала XVIII века: Опыт археологической систематизации // Коломенское: Материалы и исследования. В 2 ч. / Под общ. ред. Л.А.Беляева,
В.Е. Суздалева. – М., 1993. – Вып. 5. Ч. 1. – С. 8-21.

[8] URL: https://www.dia.org/art/collection/object/coat-arms-26854?page=1 (дата обращения: 10.02.2019).

[9] URL: http://mnk.pl/fotogalerie/kolekcja-ceramiki (дата обращения: 10.02.2019).

[10] URL: http://www.velhan.sobiraloff.ru/collections/keramos/show-item/156091/ (дата обращения: 10.02.2019).

[11] Маслих С.А. Указ. соч. С. 21, ил. № 170.

[12] Керамическая установка. По материалам архива и коллекций А.В.Филиппова. – Москва: Эксмо, 2017. – с. 386-387.

[13] Маслих С.А. Указ соч. Ил. № 168 и 199.

[14] См.: Немцова Н.И. Указ. соч.

[15] Керамическая установка: По материалам архива и коллекций А.В.Филиппова. – М.: Эксмо, 2017. – С. 370.

© Шиманова М.А., 2019.

Статья поступила в редакцию 20.02.2019.

Шиманова Мария Александровна,
аспирант,
Российский научно-исследовательский институт культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачева (Москва),
e-mail: m.shimanova@yandex.ru

 

Издатель 
Российский
НИИ культурного
и природного
наследия
им. Д.С.Лихачева

Учредитель

Российский
институт
культурологии. 
C 2014 г. – Российский
НИИ культурного
и природного наследия
им. Д.С.Лихачева

Свидетельство
о регистрации
средства массовой
информации
Эл. № ФС77-59205
от 3 сентября 2014 г.
 
Периодичность 

4 номера в год

Издается только
в электронном виде

Регистрация ЭНИ
№ 0421200152





Наш баннер:




Наши партнеры:




сайт издания




 


  
© Российский институт
    культурологии, 2010-2014.
© Российский научно-
    исследовательский институт
    культурного и природного
    наследия им. Д.С.Лихачева,
     2014-2019.

 


Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.
     The authors’ opinions expressed therein are not necessarily those of the Editor.

При полном или частичном использовании материалов
ссылка на cr-journal.ru обязательна.
     Any use of the website materials shall be accompanied by the web page reference.

Поддержка —
Российский научно-исследовательский институт
культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачева. 
     The website is managed by the Russian Scientific Research Institute
     for Cultural and Natural Heritage named after D.Likhachev