2021/3(45)

Содержание

Культурная политика

Юмашева И.А.

Теоретическая культурология

Горлова И.И.
Зорин А.Л.

Историческая культурология

Кокшенева К.А.

Пархоменко Т.А.

Окороков А.В.

Прикладная культурология

Горелова Ю.Р.
Хилько Н.Ф.

Музееведение

Лысенко Ю.В.

 
DOI 10.34685/HI.2021.64.53.025
Окороков А.В.
Русские древлеправославные (старообрядческие) общины в Китае
Аннотация. В статье приведена краткая история развития русского старообрядчества в Китае в 1920-х – 1960-х годах. Даны описания основных центров, где сформировались древлеправославные общины. Проанализированы характерные особенности старообрядческие храмов.

Ключевые слова: храм, Китай, старообрядчество, религия.



Старообрядцы – последователи старообрядчества (т.е. совокупность религиозных течений, возникших в результате раскола в русском православии), отказавшиеся принять церковные реформы, проведенные патриархом Никоном в XVII в.

Старообрядчество делится на два основных направления – поповщину и беспоповщину, состоящих из многих течений, согласий и толков.

Поповщина (поповцы) объединяет группу толков и согласий, признающих священство, совершение таинств и треб, а также традиционную для православия церковную иерархию.

Беспоповщина (беспоповцы) – направление, которое отвергает церковную православную иерархию и «таинство» священства в целом; беспоповцы заменили священников уставщиками и начетчиками (наставниками), которых выбирали из числа грамотных однообщинников.

На протяжении нескольких веков старообрядцы находились вне закона, их деятельность преследовалась, а вера всячески искоренялась. Спасаясь от гонений, многие последователи древлеправославия вынуждены были бежать на малозаселенные окраины России и за её рубежи.

Ситуация в отношении старообрядцев изменилась к началу XX в. К этому времени относится идея приамурского генерал-губернатора генерала от инфантерии Н.И.Гродекова о переселении в Северную Маньчжурию старообрядцев, которые, как он считал, внесли большой вклад в дело развития Приамурья и Приморья. Они хорошо зарекомендовали себя своим трудолюбием, энергией, хозяйственной хваткой и, по мнению генерал-губернатора, могли быть надежными и полезными людьми в колонизационной политике России.

Предложение Н.И.Гродекова нашло отклик в Министерстве внутренних дел и поддержку министра финансов России С.Ю.Витте. Витте видел перспективность в этом решении и считал, что переселение староверов «в пределы Маньчжурии или Монголии, если бы таковое было признано возможным, несомненно, оказало бы большую услугу русскому делу на Дальнем Востоке».

Однако реализовать проект в полной мере не удалось: началась Русско-японская война. Тем не менее, 17 (30 по новому стилю) апреля 1905 г. был обнародован Указ «Об укреплении начал веротерпимости». Высочайшим указом Государя Императора Николая II были приняты действенные меры «к устранению стеснений в области религии». Согласно 1-му пункту Указа прекратились преследования граждан другого христианского «исповедания и вероучения», а также тех, кто «отпал от православной [никонианской] веры», т.е. староверов. Все оны были уравнены в гражданских правах «с лицами инославных исповеданий».

Однако последующие события в России: Гражданская война, коллективизация, раскулачивание и т.п. – все же вынудили значительную часть старообрядцев покинуть пределы своей Родины.

Согласно исследованиям Ю.В.Аргудяевой, старообрядцы маньчжурских старообрядческих деревень относились к беспоповцам-часовенным. Службу справлял в специально построенной молельне настоятель. Совершались и ежедневные домашние моления. Во всех домах имелись старинные иконы и книги, вывезенные из России. Именно вера, по мнению Аргудяевой, помогла старообрядцам не только перенести все невзгоды переселения за границу, но и адаптироваться к новым условиям жизнедеятельности [1].

Основные группы русских старообрядцев концентрировались к востоку и северо-востоку от Харбина, где они с 1930-х по 1940-е гг. основали свои поселения.

Коломбо (Колумбо) – располагалось на реке Коломбо (приток р. Муданьцзян). Было основано в конце 1930-х гг. Основное население, покинуло поселок после 1947 г.

Баринхэ – было организовано старообрядцами-часовенными в 1950-х – начале 1960-х годов около станции КВЖД Цзямусы. Было одним из последних мест в Маньчжурии, где проживали старообрядцы.

Ивановка – находилось недалеко от города Мерген (ныне г. Нэньцзян провинции Хэйлунцзян). Было основано в середине 1940-х гг. В конце 1940-х гг жители поселка переехали в другие населенные пункты.

Масаловка – было основано в конце 1930-х – начале 1940-х гг. Просуществовало до середины 1960-х гг.

Медяны – располагалось недалеко от станции КВЖД Хэндаохэцзы, в 5 км от крупного старообрядческого поселка Романовка. Было основано в конце 1930-х гг. и покинуто жителями в 1950-х – 1960-х гг.

Семеновка – находилось недалеко от г. Мерген. Было основано после 1945 г. и просуществовало не долго.

Силинхэ (Селинхе) – станция КВЖД, находившаяся в нескольких десятках километрах к западу от российской границы. Старообрядческое поселение было образовано в 1932 г. и оставлено в 1950-х гг.

Татинцван (Татицван) – располагался недалеко от г. Мерген. Основано в конце 1940-х гг. и оставлено во второй половине 1950-х гг.

Чапигоу (Тяпигоу, Тёпигоу, Чапигу, Чапига) – находилась на реке Муданьцзян. Было основано старообрядцами-часовенными после 1945 г. Основное население поселка выехало в начале 1950-х гг. [2].

Небольшие группы старообрядцев жили в селении Дацзицюань, в долине реки Танванхэ, в 12 верстах от железнодорожной станции Вэлин, городе Мерген, станции Хэндаохэцзы, поселке Тваншада, Татинхэ, у озера Цзенбоху.

Наиболее крупным и характерным поселением была деревня Романовка, основанная летом 1936 г. в небольшой долине в 16 км на юго-восток от станции КВЖД Хэндаохэцзы. Свое название она получила в память о российской императорской фамилии.

Хозяйство Романовки было преимущественно натуральным. Жители села занимались земледелием, скотоводством и охотой, в том числе отловом тигров для зоопарков разных стран мира. Романовка быстро богатела и росла, так что уже в 1941 г. стала местом проведения поместного собора русских старообрядцев Маньчжурской империи. К лету 1945 г. в селе было уже более 40 дворов и более 200 жителей.

В конце 1930-х – начале 1940-х гг. Романовку посетили несколько японских научных экспедиций, которые тщательно исследовали все стороны жизни её обитателей. Их целью было изучение опыта выживания русских в новых природно-климатических и бытовых условиях северо-востока Маньчжурии. Результатом этих исследований стало издание двух книг – «Посёлок Романовка» (Чаньчунь, 1941) и «Земледелие и жизнь белых русских» из серии «Жизнь колонистов в иллюстрациях» (Токио, 1942) [3].

В 1945 г. после прихода в Маньчжурию советских войск большая часть глав семейств была арестована и вывезена в СССР. Оставшиеся жители в 1957 г. при содействии Всемирного совета церквей и Международного комитета Красного Креста покинули Китай и выехали в Австралию и Южную Америку. Некоторые из них позже перебралась в США, где их потомки до сих пор проживают в штатах Орегон и Аляска [4].

Значительное количество старообрядцев-поповцев проживало до середины 1950-х гг. в Трехречье. Старообрядцы этой ветви были преимущественно выходцами из Забайкалья, в 1920-е гг. и позднее они жили в посёлках Верх-Кули, Покровке, Усть-Ширфовая (Ширфовая). Церкви старообрядцев-поповцев действовали в деревне Верх-Кули – храм Успения Пресвятой Богородицы и в деревне Покровка – храм Покрова Пресвятой Богородицы [5].

Приходы староверов имелись в таких больших городах, как Харбин, Цицикар, Бухэду, Хайлар и Шанхай. Небольшое количество староверов жило в Тяньцзине и Циндао.

В Харбине были две старообрядческие церкви, появившиеся во второй половине 1920-х гг. – Петропавловская (1925) и Успения Пресвятой Богородицы (1929).

Еще один приход старообрядческой церкви в Маньчжурии располагался в Южном Чжалантуне в поселке Хорото. Он был организован священником о. Иоанном Старосадчевым в 1938 г., когда в эти места, по распоряжению китайских властей, переселилось 15 семейств старообрядцев. На первом этапе богослужения проходили в молельне, устроенной в частном доме, а в 1940 г. была начата постройка (по другим данным – сбор средств) отдельного храма. Его планировали окончить к концу года и освятить во имя св. Николая Чудотворца. К этому времени в Харбине были уже заказаны и почти готовы иконы для церкви. Деятельное участие в строительстве храма принимал староста, он же председатель общины Т.Д.Чучалин [6].

Однако планам не суждено было осуществиться. В 1944 г. приход прекратил свое существование и почти в полном составе вместе с о. Иоанном переехал в поселок Покровку [7].

Старообрядческие общины имелись и в Синьцзяне, на северо-западе Китая, где поселились те, кто бежал из России через Алтайские горы – причем, не только старообрядцы, но и простые эмигранты, по религиозным или политическим причинам не приемлющие советскую власть. Здесь старообрядцы обосновались, главным образом, неподалеку от городов Кульджа и Урумчи, где нашли плодородные земли. Их жизнь мало чем отличалась от жизни соотечественников в Маньчжурии.

А теперь следует сказать несколько слов об особенностях староверческого храмостроительства.

Закон 1883 г. «О даровании раскольникам некоторых прав гражданских и поотправлению духовных треб» разрешал старообрядцам совершать богослужение, ремонт и строительство молитвенных домов при условии, что они не будут иметь внешнего сходства с православным храмом. Очевидно, это обстоятельство стало главным фактором их отличного от традиционного внешнего облика православных церквей.

Старообрядческая церковь (молельня), если это не был обычный жилой дом, приспособленный под богослужение, представлял собой, как правило, традиционный деревянный храм приходского типа с четырех – или восьмигранной колокольней (или без), с декоративной главкой, поставленной на двухскатную крышу храма (или без), с очень простым украшением (или без) главным образом карниза и навеса над крыльцом. Встречалось также арочное завершение окон, лопатки, пилястры и пр. Часто здание украшалось фигурными оконными наличниками.

Лаконичность объемной композиции, ее простота, строгость, по всей видимости, являлись главной отличительной чертой внешнего вида старообрядческого храма и делали его по требованию закона не похожим на православный.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Аргудяева Ю.В. Традиционная русская культура у старообрядцев в Маньчжурии // Старообрядчество: история, культура, современность : сб. материалов VIII Междунар. науч. конф. : Т. 2. – М., 2007. – С. 281.

[2] Дни в Романовке : Японские фотографии, запечатлевшие русское старообрядческое село в Маньчжурии на рубеже 1930-х – 1940-х годов, из собрания Приморского государственного объединенного музея им. В.К.Арсеньева во Владивостоке. – М.: Программа «Первая публикация», 2012. – С. 355-358.

[3] Часть материалов (фото, схемы планы и т.п.) этих экспедиций в настоящее время находятся в собрании Приморского государственного объединённого музея им. В.К.Арсеньева во Владивостоке.

[4]. Url: https://issuu.com/potanin/docs/dni_v_romanovke_rgb.130710/277 (дата обращения: 28.02.2021).

[5] Забияко А.А. Народное православие русских Трёхречья / А.А.Забияко, А.П., Я.В.Зиненко // Религиоведение. – 2016. – № 3. – С. 121-136.

[6] Url: https://www.slovoart.ru/node/43 (дата обращения: 14.01. 2021).

[7] Шахматов П. Путь на Восток. – Томск: Красное знамя, 2015. – С. 53.


© Окороков А.В., 2021.
© Окороков А.В., илл., 2021.
Статья поступила в редакцию 10.08.2021.

Окороков Александр Васильевич,
доктор исторических наук,
заместитель директора по научной работе Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачева (Москва),
действительный член Академии военных наук,
действительный член Русского географического общества,
еmail: info@heritage-institute.ru

 

Издатель 
Российский
НИИ культурного
и природного
наследия
им. Д.С.Лихачева

Учредитель

Российский
институт
культурологии. 
C 2014 г. – Российский
НИИ культурного
и природного наследия
им. Д.С.Лихачева

Свидетельство
о регистрации
средства массовой
информации
Эл. № ФС77-59205
от 3 сентября 2014 г.
 
Периодичность 

4 номера в год

Издается только
в электронном виде

Регистрация ЭНИ
№ 0421200152





Наш баннер:




Наши партнеры:




сайт издания




 


  
© Российский институт
    культурологии, 2010-2014.
© Российский научно-
    исследовательский институт
    культурного и природного
    наследия им. Д.С.Лихачева,
     2014-2021.

 


Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.
     The authors’ opinions expressed therein are not necessarily those of the Editor.

При полном или частичном использовании материалов
ссылка на cr-journal.ru обязательна.
     Any use of the website materials shall be accompanied by the web page reference.

Поддержка —
Российский научно-исследовательский институт
культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачева. 
     The website is managed by the Russian Scientific Research Institute
     for Cultural and Natural Heritage named after D.Likhachev