2013/1(11)

Содержание

Теоретическая культурология

Астафьева О. Н.
Флиер А. Я.

Козьякова М. И.

Историческая культурология

Хачатурян В. М.

Прикладная культурология

Ефимова Т. В.

Николаева Е. В.

Гуманитарные исследования

Ройфе А. Б.

Штрекер Н. Ю.

Смирнова-Сеславинская М. В.

Малая культурологическая энциклопедия

Шестаков В. П.

Экспертиза

Замай В. В.

Рецензии

Астафьева О. Н.

Прянишников Н. Е.

Кирпичёв Ю. В.

Научная жизнь

Купцова И. А.

Ионесов В. И.
Куруленко Э. А.

 
УДК 81`37:395(=214.58)
Смирнова-Сеславинская М. В.
Проблема субъекта речи и межкультурной коммуникации
в лингвоантропологическом исследовании
Что такое «ром» с точки зрения носителя цыганского языка?
 
Аннотация. В статье на примере исследований семантического поля базового цыганского соционима «ром» рассматривается проблема изучения языковой картины мира народа при функционирования его языка и культуры в ситуации двуязычия и бикультурности. Анализируется ядро соционимов цыган-ромов, представляющее собой первичные термины родства (то есть обозначения возраста, пола и социальной функции). Показаны искажения семантического поля соционима «ром», возникающие в ситуации обсуждения значений цыганских социальных терминов на языках и в терминах окружения. Рассматривается влияние ситуации межкультурного контакта на формирование этнонимической семантики соционима и его восприятие исследователями. Проводится семантический анализ образцов устного дискурса цыган и их сравнение с соответствующими значениями, представленными в словарных статьях.
 
Ключевые слова: соционим, эндоэтноним, экзоэтноним, язык романи, соционим «ром», первичные термины родства, вторичные термины родства, обозначение социального возраста и пола, межкультурная коммуникация.



Лингвоантропологические исследования — действенный метод исследования культур и языков. Между тем, в цыгановедении это направление находится в начале своего развития. Это связано, с одной стороны, с молодостью самого цыгановедения как выделенной области научных исследований, с другой — с относительно малым числом носителей цыганского языка среди ученых. Лингвисты, как носители, так и не носители романú [1], посвящают себя преимущественно проблемам общей, сравнительно-исторической и социальной лингвистики, а также педагогики, что находится в русле актуальных направлений цыгановедения, в том числе прикладных, активно развивающихся в последние несколько десятилетий за рубежом.

Лингвисты в своем большинстве не являются носителями цыганского языка, далеко не все из них владеют реальными диалектами романи, или владеют ими технически, без достаточного понимания культурного контекста речи, то есть как «иностранцы», поскольку для полноценного понимания семантических полей идиома необходима включенная коммуникация в этническом социуме. Недостаточное понимание культурных контекстов речи сказывается на качестве толкований лексики. Этот контекст анализа речи осложняется ситуацией двуязычия и межкультурной коммуникации, при которой, во-первых, обсуждение семантики слов в научной среде происходит на языках окружения и преимущественно в терминах окружения, а во-вторых, в ситуации постоянного перевода, с цыганского языка и на цыганский, не только исследователями, но и самими носителями романи, которые привлекаются как информанты и толкователи лексики или выступают как ученые. Это обстоятельство весьма существенно, поскольку в ситуации двуязычия и межкультурной коммуникации носители цыганских диалектов, в сущности, не столько толкуют этнические термины и понятия, сколько переводят их на язык окружения в терминах и понятиях окружения, которые не имеют точных эквивалентов в цыганском языке и культуре.

И носители цыганского языка, и его исследователи являются активными участниками межкультурной коммуникации, хотя далеко не всегда осознают ее влияние на осмысление семантических полей лексики исследуемого диалекта. Ряд понятий цыганской культуры не имеют эквивалентов в языке окружения, и обозначения этих понятий на цыганском языке передаются приблизительными соответствиями языка и культуры окружения. Эти соответствия-переводы, закрепленные в лингвистических публикациях, прежде всего в словарях, далеко не всегда служат пониманию культурного содержания речи цыган, прежде всего, в ситуациях, когда затрагиваются внутриэтнические социальные реалии. Рассмотрим для примера высокочастотный в межкультурной коммуникации соционим [2] «ром» и его русские эквиваленты, наиболее часто использующиеся для перевода цыганской лексемы на русский язык. У цыганских групп Европы, сохранивших цыганский язык, это слово обозначает: (1) мужчину — члена цыганского социума и (2) мужа (независимо от этнокультурной принадлежности). В большинстве групп цыган Европы ром также играет роль эндоэтнонима. 

Презентация семантики «ром» в двуязычных словарях

В Таблице 1 представлены значения слов «ром» и «ромни» в той форме и в той последовательности, в которой они даны в соответствующих словарных статьях. Разброс значений лексем, представленных в различных словарях, очевиден. Например, для слова ромни/ромны в словаре М. В. Сергиевскиого и А. П. Баранникова указываются следующие значения: женщина-цыганка (для сэрвицкого диалекта) и замужняя женщина-цыганка (для русскоцыганского диалекта) [3]. При этом если способ представления перевода женской формы слова ясно указывает на то, что она обозначает представительницу цыганского социума, то для мужской формы это же значение выражено невнятно, так как слова «мужчина» и «цыган» даны через запятую.

В словаре Н. Борецкого и Б. Иглы для формы rrom четко выделены два основных вектора значений: обозначение пола и этнической принадлежности — с одной стороны, и с другой — брачных отношений; для формы rromni это правило нарушается: первый семантический вектор идентичен первому вектору для мужской формы, третий — второму вектору, а дополнительный (второй) вектор почему-то связан с обозначением только пола [4].

Я. Матрас этнонимические значения не указывает, но оговаривает, что основные значения слов «ром» и «ромни» (мужчина, муж и женщина, жена) сложились во внутриэтнической сфере [5]. Напротив, в словаре Р. С. и П. С. Деметеров значения «мужчина» и «женщина» отсутствуют [6], а в списке цыганских слов, опубликованных О. Бетлинком в середине XIX в., для указанных лексем приведены только лишь эти значения [7].

Можно предположить, что неоднозначные результаты структурирования семантического поля лексемы ром, полученные разными авторами, связаны: 1) с различным масштабом образцов дискурса, привлеченных для анализа; 2) со способом трактовки языкового материала. В целом в публикациях не приведены образцы дискурса, на которые ориентировались авторы, поэтому мы не можем сделать более конкретных выводов. В то же время, есть одна филологическая версия цыганского словаря, статьи которой содержат образцы речи, что позволяет проследить логику семантического анализа.

Презентация семантики «ром в словаре Р. С. и П. С. Деметеров

В словаре цыган-кэлдэрарей Р. С. и П. С. Деметеров для интересующих нас слов приводятся по два значения: рром — цыган, муж; рромни — цыганка, жена [8]. Для лексемы «рром» дается объемная словарная статья с образцами речи, иллюстрирующими предложенные значения. При этом половина этой статьи посвящена иллюстрации значения «мужчина», которое вообще не приводится в списке значений. Это «нестандартное» значение, вместе с некоторыми другими (см. Таблицу 2), приводится в списке фразеологизмов.

Между тем представленные в словаре регулярно употребляющиеся в речи словосочетания и фразы не являются фразеологизмами. Так, идиомами являются только такие сочетания слов, общее значение которых не равно сумме значений отдельных слов, составляющих фразеологический оборот. В примерах из Таблицы 2 и Таблицы 3 мы видим обратное: каждое слово сохраняет свою основную семантику (включая и лексему «ром»), для которой значение «мужчина» является традиционным, как будет показано далее. Можно сказать, что для составителей и редактора кэлдэрарского словаря проблему составило толкование семантики лексемы «ром» средствами русского языка. При этом в переводах некоторых примеров из словаря (см. примеры 1К и 2К Таблицы 2) видно, что и приведенное значение «мужчина» не всегда соответствует смыслу высказываний на романи (более точные переводы даны в правой колонке вместе с аналоговыми фразами 1Л и 2Л на диалекте ловарей).

В Таблице 4 представлены соотношения значений лексемы «ром», проявляющихся при обозначении межэтнических отношений (левая колонка) и, соответственно, внутриэтнических отношений (правая колонка). Два основных вектора значений связаны с обозначением брачных отношений (значения МЭ.2 и ВЭ.2 — «муж», см. примеры фраз в Таблице 6) и человека мужского пола и цыганского происхождения в двух сферах — межэтнической (значение МЭ.1) и внутриэтнической (значения ВЭ.1).

Весь спектр значений ВЭ.1. связан с обозначением женатого взрослого мужчины, экономически независимого главы семейного хозяйства, положение и социальная роль которого рассматриваются как маркеры высокого социального достоинства во внутриэтническом социуме; этим объясняется, что в ряде случаев соционим выражает отношения потестарности.

В межэтнической сфере весь этот спектр значений трансформируется в обозначение этничности (значение МЭ.1), и именно это значение («цыган») переводится чаще всего на русский язык, играя роль «этнического ярлыка». При этом экзоэтноним «цыган» нельзя считать эквивалентом слова «ром». Названием «цыгане» обозначают, во-первых, цыган-ромов. Во-вторых, представителей иных, родственных им групп европейских цыган, с иными самоназваниями (калэ, каалэ, синти, мануш и др.); в диалектах большинства этих групп существует соционим «ром» для обозначения внутриэтнических социальных отношений. В-третьих, цыганами называют также родственных европейских цыганам армянских лóмов и переднеазиатских дóмов. В-четвертых, к цыганам относят также не имеющие прямой связи с ромами, ломами и домами цыганообразные группы Средней Азии, а также некоторые другие группы, имеющие иное происхождение, но ведущие типологически сходный мобильный образ жизни.

Именно значения из межэтнической сферы (ВЭ.1 и ВЭ.2) представлены в словаре Р.С. и П.С. Деметеров как основные, и таким образом, создатели словаря, не отдавая себе в этом отчет, анализируют не цыганскую лексему, а ее русскоязычные переводы и «проекции» в межэтническую сферу! И в соответствии с указанными значениями в словарной статье интерпретируются образцы цыганской речи. Это взгляд на цыганскую культуру «снаружи», а не «изнутри», не толкование реалий цыганского соционима в терминах и понятиях цыганской культуры, а интерпретация русских эквивалентов цыганской лексики с точки зрения представителя окружения. Таким образом, здесь вместо принципа «от анализа дискурса — к структурированию семантического поля», использован принцип «от переводных значений — к интерпретации образцов дискурса». С такого угла зрения, представленные в словаре высказывания на романи выглядят как «неправильные» и «идиоматические», а значение «мужчина» выпадает из семантики «этнического ярлыка» и обозначения брачных отношений. Авторы словаря — представители цыганской интеллигенции, носители цыганского языка Р.С. и П.С. Деметеры, что обеспечило использование большого пласта образцов речи в издании, в том числе пословиц, поговорок. идиом. В то же время, как мы видим, это не сняло проблему влияния ситуации межэтнической коммуникации на трактовку некоторых слоев лексики, что авторы, по-видимому, не могли осознать, поскольку не были ни лингвистами, ни этнографами.

Между тем именно внутриэтнический вектор (значения ВЭ.1) передает основные этнокультурные смыслы лексемы ром и код традиционных ценностей родового общества, каким является традиционное общество цыган. Ниже мы кратко рассмотрим традиционные установки, определяющие семантику указанного соционима, и покажем его особенности как базового термина традиционной социальной организации. 

Семантика базовых соционимов
в контексте традиционной культуры цыган

В традиционной культуре мальчик становится взрослым мужчиной и полноправным членом общества только после создания своей семьи, что проводит границу его перехода в возрастную категорию «взрослых мужчин» (то же относится и к женщине). Важным рубежом взросления молодого человека является его экономическая самостоятельность как домохозяина (то есть как руководителя нуклеарной семьи с одним или несколькими детьми). Эта ценностная установка, присущая всем традиционным культурам, определяет половозрастную семантику социальных терминологий в традиционных культурах. При этом центральное место в социальных терминологиях и терминологиях родства (ТР) занимают термины, связанные с обозначением социального пола представителей взрослого поколения. В.А.Попов пишет: «Проблематика антропологии родства и гендерных исследований неизбежно перекрывается, поскольку гендер как социальный пол является одним из основных структурообразующих компонентов абсолютного большинства систем родства» [9].

Базовое социовозрастное разделение на старших и младших в цыганском языке выражается основами ром- и чяв- /щяв- (см. Таблицу 5). Эти основы, в отличие от других терминов родства, возраста и пола в романи, одновременно входят в два терминологических ряда: терминов родства и свойствá (ТР) — и терминов половозрастного статуса (ТПВС, то есть обозначений социального возраста и пола).

Происхождение евроцыганской основы ром- связывается с аустроазиатским соционимом dom [10] (подробный анализ ТР ромов и развития семантики соционимов «ром» и «ромни» приводится в ряде работ автора [11]). Основа чяв / щяв восходит к индоар. sava (çava) «детеныш человека или животного» [12].

Как мы видим, термины, приведенные в Таблице 5 как ТПВС, маркируют две возрастные категории: старших и младших, или, в реалиях традиционной культуры, социально полноценных и социально неполноценных. В системе ТР старшим соответствуют значения «жена» и «муж», а младшим — значения «сын», «дочь», «внуки». При этом ТПВС осознаются как ТР при их конкретизации при помощи притяжательных местоимений и прилагательных (см. Таблицу 6).

Таким образом, представленные соционимы в романи сохраняют функциональную амбивалентность значений, присущих терминологии обществ, определяющую роль в социальной организации которых играют половозрастные классы. Эти термины принято называть первичными (с широким спектром значений); при переводе они не могут быть переданы вторичными терминами, обозначающими кровное родство и свойствó (то есть кодифицирующими терминами с одним закрепленным значением).

Ром является некодифицирующим термином, входящим в несколько семантических рядов и имеющим амбивалентные векторы значений в ТР и ТПВС. В эгоцентрической перспективе семантика такого термина связывается с так называемым принципом расширения, или распространения, первичных, или базовых, категорий от обозначения родственника или свойственника в пределах нуклеарной семьи на всех других членов родственного коллектива той же половозрастной позиции по отношению к эго [13]. При другом подходе классифицирующие термины обозначают не категории родства, а категории социальных позиций. «Одни и те же термины, применяемые Эго к целым группам людей, обозначают не родственное отношение к обозначаемым этими терминами людям, а его отношение к ним как к социальной группе. Это своего рода “соционимы”» (по В.А. Попову [14]), то есть обозначения возраста, пола и социальной функции.

Следует добавить, что ТР имеют свойство входить в несколько синонимических рядов, часто в современных письменных языках представляя собой кодифицирующие термины родства в качестве референтивных терминов (называние степеней родства: мать, отец, сестра и проч.) и обозначение возраста и пола в качестве обращений [15] (например, в русском языке «мать» — обращение к пожилой женщине, «сынок» — обращение к мужчине младшего поколения). Ряд лингвоантропологов рассматривает современные ТР как результат семантического развития обозначений возраста и пола, переосмысления их в терминах родства (в России это Н.А. Добронравин, С.В. Кулланда, В.А. Попов).

Проблема трактовки семантических полей и перевода соционима ром в словаре Р.С. и П.С. Деметров связана с ситуацией, неоднократно описанной исследователями ТР [16]: описание первичных ТР (каковыми является ядро ТР ромов — ОЯС, Таблица 5) — вторичными ТР (каковыми являются термины в русском языке), неизбежно вызывает искажение семантического поля описываемых первичных ТР цыганского языка.

На русском языке семантика «ром» в контексте цыганской культуры может быть передана только описательно: человек, мужчина полноценного социального возраста, т.е. женатый мужчина, глава семьи, традиционно — имеющий не менее одного ребенка. Человек разведенный или вдовец также, естественно, относится к этой категории, так как, однажды женившись (выйдя замуж) и став отцом (матерью), он переходит в социальную группу «взрослых», «социально полноценных». Следует заметить, что если границей перехода ребенка в социальный статус человека «взрослого и полноценного» является женитьба (замужество) и рождение первого ребенка, то степень достоинства и публичного уважения является категорией градуированной и определяется уровнем накопленных социально значимых качеств, что в традиционном обществе связано с социальными и экономическими возможностями главы семейства и имеет прямую связь с количеством и «качеством» зависимых младших членов семьи (детей и внуков). Градуирование социального статуса у цыган ярко выражается в принципах организации мужского стола, иерархического и статусного по своей социальной природе, где положение каждого участника публичной трапезы (ближе к главе стола — «выше», или ближе к концу — «ниже») определяется объемом накопленных им указанных социальных качеств.

Вот характерный диалог цыган-ловáрей, старших участников мужского стола, о молодом цыгане, недавно ставшем отцом:
– Сóстар щен лэс пáла мисáля?
– Вов абá дáд, мэк бэшэл котэ…

Перевод:
– Зачем вы его сажаете за <этот> стол?
– Он уже отец <стал отцом>, пусть сядет там…

Комментарий. Фраза «Пусть сядет там…» может быть интерпретирована следующим образом: «пусть сядет за наш стол, но подальше от нас, старших мужчин». На публичных празднествах, если столы отдельные, то неженатые парни сидят за отдельным столом, если стол общий — парни сидят на другом конце отдельно от мужчин. Сам мужской стол, как упоминалось выше, иерархический. И во всех случаях женщины всегда сидят за отдельным столом. Если собрание небольшое, узким семейным кругом — женщины сидят на противоположном конце стола отдельно от мужчин.

В целом положение женатого мужчины является высшим социальным статусом в цыганском социуме как в социовозрастном, так и в гендерном отношении (то есть выше положения замужних женщин и детей и неженатой молодежи), что объясняет акцентирование значений высокого социального статуса в ряде образцов цыганского дискурса (слово «ром» при этом, в зависимости от контекста, может переводиться на русский язык выражениями уважаемый, «крутой», взрослый <мужчина>, хозяин). Поскольку уважение и достоинство — категории относительные, то выражения, обозначающие степень проявленности этих качеств, вполне уместны: ром. май ром (более <уважаемый> мужчина», см. Таблицу 2, примеры 1а, 1б) и че ром (какой <достойный / «крутой»> мужчина, см. Таблицу 3, пример 2). Таким образом, в контексте цыганской культуры ром — не просто «мужчина», а «социально полноценный человек мужского пола», «статусный человек мужского пола». По этой же причине ром используется как стандартное статусное обращение к мужчине, эквивалентом которому в категориях русской культуры (условно, как обращение, содержащее статусную оценку) могло бы быть слово «господин».

Таким образом, ром обозначает социальный возраст и пол. Изначально это не этноним, так как с притяжательными прилагательными и местоимениями обозначает мужа у не цыган: гажяко ром — муж не цыганки (см. Таблицу 6). Добавим, что русский эквивалент «цыган» не может передать категории социального возраста, которая заложена в семантике цыганского соционима (в крайнем случае, с использованием флексий со значением уменьшительности, может обозначать ребенка — «цыганенок», что не эквивалентно обозначению социального возраста).

Если в качестве ТР ром имеет однозначную эквивалентную форму перевода — «муж», то при переводе его как ТПВС может быть предложено значительное количество эквивалентов, в зависимости от смысловой нюансировки высказывания (см. Таблицу 2 и Таблицу 3). Поэтому значения ТПВС ром «мужчина», «достойный, уважаемый мужчина» и проч., представленные в словаре Р.С. и П.С. Деметеров как части фразеологизмов, на самом деле представляют собой адекватные переводы многозначного термина и должны входить в основной состав значений лексемы.

Межкультурная коммуникация как фактор семантического сдвига

Вот что пишут о проблеме двуязычного общения посетители «Цыганского форума» (здесь и далее синтаксис и орфография унифицированы. — М.С.-С.).

Alex2, сообщение 4499: «…Видишь ли, мы привыкли, хотим мы этого или не хотим, переводить на русский» [17].

Alex2, сообщение 4501: «…я когда слышу сэрвитский (диалект цыган-сэрвов, родной язык автора сообщения [18].М.С.-С.), то не перевожу. Когда слышу другой диалект, не раз ловил себя на мысли, <что> тоже начинаю переводить на сэрвитский. А в разговоре — когда не хватает цыганских слов, ну то есть не могу в полном объеме изложить свои мысли, автоматически включается русский. Еще бывает, замечаешь, что собеседник (цыган из иной этнической группы. — М.С.-С.) тебя не понимает — и опять автоматически включается русский. Недавно по телефону общался с ловаром, если бы те послушали, которые переводят (переводчики. — М.С.-С.), подумали бы, что говорят какие-то иностранцы» [19].

Комментарий. Представители близких по диалекту цыганских групп могут общаться на цыганском языке, другие общаются на русском или на смешанном цыганско-русском языке. Сэрвы и ловари по-цыгански понимают друг друга частично. Поскольку на русском языке невозможно выразить весь спектр понятий цыганской культуры, то, даже общаясь по-русски, цыгане употребляют цыганские термины и фразы, когда в разговоре затрагиваются специфические реалии цыганской культуры. Данная мысль более определенно выражена в следующем сообщении.

Собеседник Alex2 Dunczyk, сообщение 4500: «Вот для меня вообще очень много трудностей с переводом, так как сначала я перевожу на польский, а потом на русский, следовательно, при тройном переводе теряется смысл, а есть такие выражения, которые вообще очень трудно переводить даже на польский для меня, могу перевести только описательно» [20].

Комментарий. Автор сообщения родился в Польше, знает русский язык и периодически живет в России. Таким образом, для него первый язык — цыганский (диалект ловаря), второй — польский, и третий — русский. Перевод на русский он делает при общении в России с русскоязычными собеседниками или носителями неродного цыганского диалекта. Таким образом, носители цыганского языка в ситуации межкультурного общения передают цыганские реалии подбором соответствующих реалий культуры окружения, в лучшем случае — описательно. При этом потребность в толковании значений остается минимальной, поскольку собеседники-цыгане даже принадлежащие к разным этническим группам, говоря между собой на языке окружения, понимают культурный контекст беседы. Собеседник же, не понимающий его (обычно не цыган или же представитель цыганской группы, имеющей существенные культурные отличия от говорящих), воспринимается как «чужой». Определенные объяснения даются в процессе инкультурации детям и женам (если жена — не цыганка), но, как правило, в категориях цыганской культуры.

Таким образом, при устном функционировании цыганской культуры ее реалии остаются неартикулированными и нетолкуемыми (недостаточно толкуемыми) самими ее носителями. При этом в ситуации постоянной межкультурной коммуникации возникает семантический сдвиг, при котором соционим (термин с расширенным спектром значений), играющий роль эндоэтнонима в межкультурной сфере, всегда переводится на язык окружения экзоэтнонимом, играющим роль «этнического ярлыка» (со строго закрепленным значением «цыган»). Фактором этого является достаточно высокая частотность употребления слова ром в качестве эндоэтнонима носителями романи, для обозначения отношений в межкультурной сфере, в том числе при общении с лингвистами. Этот процесс схематично показан в Таблице 7.

Иллюстрацией производности этнонимических значений соционимов является словарь испанских цыган калэ, у которых слово «ром» на уровне эндоэтнонима не функционирует. Его роль стали играть обозначения «калó» / «калэ» (черный / черные), см. Таблицу 8. Как видно из таблицы, у калэ существует достаточно обширный слой лексики, производной от лексемы «ром» и преимущественно относящейся к сфере брака и семьи, то есть к основной категории организации цыганского социума.

Заключение

Цыгане являются «диаспорой без метрополии», и в этой ситуации цыганские общины существуют в двух измерениях: как самостоятельные обособленные этнические общности и как интегральная часть общества в каждой стране [21]. Эта амбивалентность не всегда осознается исследователями, которые нередко рассматривают цыганские группы только с одной точки зрения: или как этнические общности, или же как социальной слой макро-общества [22]. Эта ситуация проявляется в исследованиях цыганского языка и культуры, что отражается на изучении семантических полей лексики: в ситуации межкультурного контактирования семантика слов, циркулирующих в межэтнической среде, может искажаться в восприятии иноэтничных исследователей; прежде всего это касается лексики, не имеющей соответствия в культуре и языке ученого. Исследования семантики цыганской лексики в нашем случае дополнительно осложняются традиционным двуязычием цыган и выражением лексики и понятий этнической культуры с помощью средств языка и культуры окружения самими носителями цыганского языка.

Из приведенных в Таблице 1 примеров наиболее точную характеристику базового семантического поля слов «ром» и «ромни», отражающую их социальную природу, дал социолингвист, известный исследователь цыганского языка Я.Матрас. Он пишет: «обозначения лиц ромского происхождения используются в обоих значениях как общие обозначения людей и как обозначения степеней родства (у цыган и не цыган. — М.С.-С.): rom — “мужчина, муж”, romni — “женщина, жена”» [23].

Как мы показали, базовые значения соционима «ром» не имеют аналогов в русском языке; они отражают такую категорию социальных отношений, сложившихся на определенном этапе развития традиционного общества, которая в категориях современной русской культуры и языка может быть передана только описательно (см. Таблицу 4, ВЭ.1). При том что к устойчиво сохраняющимся лексическим пластам относится лексика, происхождение которой осознается как ТР, ее этимологию следует рассматривать иначе. Н.А. Добронравин пишет: «В действительности, данные тщательно выполненных лингвистических реконструкций позволяют прийти к выводу о том, что к устойчиво сохраняющейся лексике относятся не столько ТР, сколько слова, обозначающие принадлежность к определенному возрасту и полу (курсив наш. — М.С.-С.), и лишь не осознаваемая авторами реконструкций значимость ТР в современном обществе приводит к “восстановлению” псевдосвойственной семантики протоформ (например, “девочка, дочь”, “мужчина, муж” и т.п.)» [24].

В отношении соционимов «ром» и «ромни» можно сказать, что в категориях цыганской культуры они еще сохраняют семантику (кстати, вполне осознаваемую носителями ряда диалектов романи), которая в номенклатурах родства многих языков уже давно является реконструированной. Переводные значения этих терминов на языках окружения, которые указаны в двуязычных цыганских словарях, — результат проекции понятий традиционной цыганской культуры на категории культуры окружения. Данная проекция осуществляется, во-первых, при описании цыганских диалектов лингвистами, а во-вторых, в процессе развития межкультурной коммуникации, двуязычия и бикультурности самих носителей цыганских диалектов и развития многоуровневой структуры их идентичности в обществах Европы.
 

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Романú — общий термин для обозначения совокупности диалектов цыган Европы. Это более узкий термин, чем понятие «цыганский язык»; обозначение «ром» так же является более узким термином по сравнению с обозначением «цыган» (см. далее).

[2] Соционим — обозначение социальных ролей, включающих номинации возраста, пола и социальной функции, которая выражается в категориях родства и свойства. Термин введен В.А.Поповым, см.: Попов В. А. Системы терминов родства аканов как этносоциологический источник // ХХХ. Africana : (африканский этнограф. сб.). Л., 1982. Вып. 13. С. 60.

[3] Сергиевский М. В., Баранников А. П. Цыганско-русский словарь : около 10 000 слов с приложением грамматики цыган. яз. М., 1938. С. 120.

[4] Boretzky N., Igla B. Wörterbuch Romani-Deutsch-Englisch für den südosteuropäischen Raum: mit einer Grammatik der Dialektvarianten. Wiesbaden, 1994. S. 250-251.

[5] Matras Y. Romani. A Linguistic Introduction. Cambridge, 2002. Р. 25.

[6] Деметер Р. С., Деметер П. С. Цыганско-русский и русско-цыганский словарь (кэлдэрарский диалект) / ред. Л.Н.Черенков. М., 1990. С. 135.

[7] Boehtlingk O. Ueber die Sprache der Zigeuner in Russland. Nach den Grigoriew’schen Aufzeichnungen mitgetheilt von Otto Boehtlingk : (lu le 19 mars 1852) // Bulletin de la classe des sciences historiques, philologiques et politiques de l’Académie impériale des sciences de Saint-Pétersbourg. СПб., 1853. Т. 10. № 1-3 (217-219). С 135.

[8] Деметер Р. С., Деметер П. С. Указ. соч. С. 135.

[9] Попов В. А. Антропология родства и гендерные исследования: актуальные проблемы и методологические подходы // Радловский сборник: научные исследования и музейные проекты МАЭ РАН в 2009 г. СПб., 2010. С. 351.

[10] Przyluski J. Ancient People of the Punjab: the Udumbaras and the Salvas. Calcutta, 1960. Р. 19; Turner R. L. A comparative and etymological dictionary of the Nepali language. L., 1931. Р. 261.

[11] Смирнова-Сеславинская М. В., Цветков Г. Н. Цыгане: происхождение и культура : социал.-антропол. исследование. М. ; София, 2009. С. 411-441, 603-702; Смирнова-Сеславинская М.В. Соционим ром в системе социальной терминологии цыган и его индийский этимон dom как маркеры этно-социальной динамики их носителей (опыт лингвоантропологического исследования) // Ранние формы политической и социальной организации. Ч. 2. Ранние формы социальной организации. СПб., 2013 [В печати].

[12] Turner R. L. A comparative dictionary of Indo-Aryan languages [Электронный ресурс]. L., 1962-966. Includes three supplements, published 1969–1985. URL: http://dsal.uchicago.edu/dictionaries/soas/ (дата обращения: 20.02.2013).

[13] Артемова О. Ю. Гармония родства // Алгебра родства : альманах. СПб., 2006. Вып. 11. С. 133.

[14] Там же.

[15] Бурыкин А. А. Термины родства как объект лингвистического анализа (круг проблем и аспекты исследования) // Алгебра родства : альманах. СПб., 1998. Вып. 2. С. 79-80.

[16] См., в частности, статьи сериального издания «Алгебра родства», издаваемого Музеем антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН.

[17] Alex2. Сообщение 4499, 05.10.2010 // Цыганский форум. Тема: Цыганский словарь. Как изучить цыганский язык? [Электронный ресурс]. URL: http://cigane.clan.su/forum/17-72-300 (дата обращения: 18.03.2013).

[18] Диалект сформировался среди цыган-сэрвов Украины, которые позже расселились также в южных областях России.

[19] Alex2. Сообщение 4501, 05.10.2010 // Цыганский форум. Тема: Цыганский словарь. Как изучить цыганский язык? [Электронный ресурс]. URL: http://cigane.clan.su/forum/17-72-301 (дата обращения: 18.03.2013).

[20] Dunczyk. Сообщение 4500, 05.10.2010 // Цыганский форум. Тема: Цыганский словарь. Как изучить цыганский язык? [Электронный ресурс]. URL: http://cigane.clan.su/forum/17-72-300 (дата обращения: 18.03.2013).

[21] Марушиакова Е., Попов В. Историческа съдба и съвременна картина на циганските общности в Източна Европа // Марушиакова Е., Попов В. Studii Romani. София, 2007. Т. 7. С. 12.

[22] Марушиакова Е., Попов В. Идентичности цыган / рома в новом европейском контексте (ситуация в Восточной Европе) [Электронный ресурс] // Роми Украини: iз минулого в майбутнє. Київ, 2008. C. 277-278. URL: http://kulturom.ru/pdf/culture_and_history/Marushiakova_identichnosti_cygan.rar (дата обращения: 18.03.2013).

[23] Matras Y. Op. cit. P. 25.

[24] Добронравин Н.А. Термины родства, имена родства и компаративистика // Алгебра родства : альманах. СПб., 1998. Вып. 2. C. 42.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

кэлд. — диалект цыган-кэлдэрáрей
лов. — диалект цыган ловáрей
ром. — романи (совокупность диалектов цыган Европы)
русскором. — диалект русских цыган
сэрв. — диалект цыган-сэрвов

© Смирнова-Сеславинская М. В., 2013

Статья поступила в редакцию 20 марта 2013 г.

Смирнова-Сеславинская Марианна Владимировна,
кандидат философских наук,
руководитель Российского центра исследований культуры цыган,
Российский институт культурологии (Москва),
e-mail: romaunion@mail.ru

Наверх


 

Издатель 
Российский
НИИ культурного
и природного
наследия
им. Д.С.Лихачева

Учредитель

Российский
институт
культурологии. 
C 2014 г. – Российский
НИИ культурного
и природного наследия
им. Д.С.Лихачева

Свидетельство
о регистрации
средства массовой
информации
Эл. № ФС77-59205
от 3 сентября 2014 г.
 
Периодичность 

4 номера в год

Издается только
в электронном виде

Регистрация ЭНИ
№ 0421200152





Наш баннер:




Наши партнеры:




сайт издания




 


  
© Российский институт
    культурологии, 2010-2014.
© Российский научно-
    исследовательский институт
    культурного и природного
    наследия им. Д.С.Лихачева,
     2014-2017.

 


Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.
     The authors’ opinions expressed therein are not necessarily those of the Editor.

При полном или частичном использовании материалов
ссылка на cr-journal.ru обязательна.
     Any use of the website materials shall be accompanied by the web page reference.

Поддержка —
Российский научно-исследовательский институт
культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачева. 
     The website is managed by the Russian Scientific Research Institute
     for Cultural and Natural Heritage named after D.Likhachev